Игорь Петрович Иванов и коммунарская методика

кленовые листья

На главную

Дневник третьей летней Кимовской экспедиции (август 1976 года)

5 августа

Ковалёвская бригада:

С Московского вокзала поездом «Ленинград — Кисловодск» выехала бригада кимовцев: Надя Антипова, Люда Степанова, Лена Пинчук, Света Андреева, Галя Подолочная, Нина Асанова и совсем молодые кимовцы из отряда «Краснозорец» в количестве 9 человек во главе с Галей Смирновой. Нас было пятнадцать. В поезде в разных вагонах (в один не достали билеты) о чем-то непонятном для окружающих совещались странные девчата в зеленой форме с эмблемами на рукавах. К утру следующего дня нас знали все пассажиры четырех вагонов и многие, завидуя белой завистью, готовы были сами отправиться с нами в экспедицию, побывать в тех местах, где жил и работал Антон Семенович Макаренко, увидеть и услышать людей, которые знали Антона.

6 августа

15 часов. Мы в Харькове. Нас по-прежнему пятнадцать, но багажных мест — 49. Сидим на перроне и поем песни своим бесчисленным саквояжам. Поезд на Полтаву задержался на четыре часа.

23 часа. Мы в Полтаве, а транспорта в Ковалевку нет. Галя Смирнова и Нина Асанова отправились на поиски хотя бы какого-нибудь грузовика (можно трактор).

1 час ночи. Мы в грузовике с песнями едем в долгожданную Ковалевку. Проезжаем мимо площади — одинокий фонарь освещает какого-то человека. «Здравствуйте, Антон Семенович!» Остановилась машина, мы выгрузились. Ночь. Поляна. Палатки. Кимовцы спят.

Киевская бригада:

Итак, нам предстояло ехать в Киев. Нам очень хотелось поехать в этот город, ведь здесь нас ждали встречи с воспитанниками, а также хотелось познакомиться со столицей Украины. Когда мы подъезжали к Киеву, то из окна вагона увидели, что нас встречают Игорь Петрович, Ксения Макаровна и Лидия Михайловна Семенцова. Встретили нас очень тепло. И мы сразу забыли о непогоде (хотя на улице шел дождь), потому что всегда приятно увидеть знакомое лицо в чужом городе. Нас сразу же проводили до места нашего временного жительства (время было позднее). Устроили нас в школе им. Макаренко. Помещение у нас было большое — целый актовый зал, с телевизором. Нам троим было вполне достаточно.

7 августа

Утро. Выглядываем из палатки — мы посередине села, вокруг нас ходят люди, пасутся коровы, стайками перебегают с места на место мальчишки. Отправили десант на разведку, узнать, где же находится детский дом им. А. С. Макаренко.

8 часов утра. За нами приехал автобус. Собрали весь наш бесконечный скарб и в путь.

Перед нами бывшее имение братьев Трепке. Мы будем жить в белом доме, в том самом, который был раньше всех отремонтирован горьковцами. Внизу шелестит невозмутимый Коломак.

Знакомимся с директором детского дома Федором Михайловичем, с завучем Романом Нестеровичем, с некоторыми ребятами. В наше распоряжение отданы две комнаты: спальня и столовая. Размещаемся, создаем уют.

В суматохе первых часов некогда ни удивляться, ни любоваться, ни возмущаться. Только нет-нет да дрогнет, сожмется сердце — «Здесь спешил к своим хлопцам Антон Семенович, возвращаясь из Полтавы», «Здесь он спускался к Коломаку» и хорошо, радостно и тревожно станет на душе.

К 15 часам, пообедав, мы собрались на первый Сбор. Дежурным командиром Коммуны на летний период была выбрана Нина Асанова. Она же по решению Оргкомитета КиМа должна была быть ДК ковалевского отряда экспедиции в первые три дня. Однако комиссар отряда «Краснозорец» Галя Смирнова по настойчивому своему требованию взяла полную власть в свои руки, боясь «двоевластия». Споры были неуместны, так как кроме Смирновой и Асановой коммунаров в Ковалевке не было, а «орлята» могли неправильно истолковать какие-либо разногласия по этому вопросу.

На сборе было решено закончить благоустройство. Отряд «Краснозорец» собирался работать по своему плану, а отряд «Поиск» (так мы назвали свой кимовский десант) работать по своему усмотрению.

В разговоре с Романом Нестеровичем мы выяснили, что 7 августа — это день рождения детдома им. Макаренко, им исполняется 20 лет, но отмечать эту юбилейную дату они не собирались.

«Поиск» предложил вечером 7 августа встретиться с ребятами, познакомиться с ними, предложить подготовиться к празднику 20-летия детдома и провести его 9-го числа. После настойчивой просьбы «Поиска» дежурный комиссар согласилась с предложением. К семи часам вечера приехали ялтинцы: Евгения Александровна и шесть девочек из Клуба им. Макаренко при ялтинском педучилище.

В 20 часов в «Тихом клубе» собралось около 50 человек ребят и взрослых из детдома. Мы выступили с небольшим обозрением, рассказывающем о Ленинграде, Ялте и о том, ради чего мы приехали. Ребята с радостью приняли предложение отпраздновать 20-летие их детского дома. Мы подарили им на память значки, играли в различные игры до самого отбоя, проводили ребят в спальни. Каждый нашел себе «корешка», расставались друзьями.

Мы встретились в 9.30 на вокзале — нас ждала экскурсия по городу. Экскурсия была необычная, троллейбусная, четырёхчасовая. Город нам очень понравился, его можно назвать городом-садом, ведь он такой зелёный! В городе много бульваров, парков. Это же город старинный, очень красивый. Нам повезло, что удалось побывать на экскурсии в Печерах.

8 августа

Общий сбор по решению оргвопросов был намечен на 11 часов, но задержался до 16. За это время Света Сокаленко (из Ялты), Таня Морозова (из «Краснозорьца») и Нина Асанова отправились в поселок Ковалевку и разыскали там бывшего председателя колхоза «Культура» (в «Педагогической поэме» колхоз им. Луначарского) Турпитько Ивана Афанасьевича, который живет на ул. Жовтиева, д. 72. Встреча оказалась важной и интересной, но занимать в этот день Ивана Афанасьевича подробной беседой мы не стали, а договорились с ним о встрече на 11 августа. Он готов был ответить на все интересующие нас вопросы.

На Общем сборе приняли решение об организации сводных бригад с чередованием поручений, от предложения «Поиска» о «разведке боем» Галина Ивановна Смирнова отказалась, решив, что разведку сможет провести бригада «разведчиков», т. е. Соколенко, Морозова и Асанова.

Отряд «Поиск» предложил проводить праздник в форме Города Мастеров, других предложений не поступило, поэтому было решено построить 9 августа для ребят «Чудоград».

Все разошлись по сводным отрядам: затейники — придумывать игры для ребятишек, хозяева — готовили ужин, вахтенные — убирали помещение, пресс-центр — оформляли режим дня, утвержденный на Общем Сборе, разведчики — составляли вопросы для Турпитько, организаторы праздника — думали над его подготовкой.

Вечером на сборах-«огоньках» отряды думали о сделанном и планировали свои дела на следующий день.

Общее подведение итогов было на совете командиров, на который не была приглашена комиссар ялтинской группы, отряда «Черноморец», Евгения Александровна Лямина. Командиры сообщили решения своих отрядов, стали думать о проведении праздника. Лена Малиночка (вожатая из «Орлёнка», которая приехала несколько позднее) отвечала за проведение праздника и сообщила о результатах подготовки. Проведение торжественной линейки было поручено Нине Асановой, так как Галя Смирнова собиралась ехать в Полтаву за продуктами и посудой.

Этот день можно назвать днем знакомства с воспитанниками-киевлянами. В 10.00 мы были на квартире Семенцовых. Это была своего рода «явочная» квартира, где собрались бывшие воспитанники Коммуны им. Ф. Э. Дзержинского: Семенцов И. М., Конисевич Л. В. со своей супругой, Шмыгалевы М. К. и В. А., Алексеев А. С., Кондратенко В. Д.

Собравшись все вместе, мы отправились в воинскую часть, куда были приглашены заранее (Ксения Макаровна Безрук считает, что в этой воинской части служба солдат проходит по-особому, по системе А. С. Макаренко). Когда мы вошли в зал, то даже растерялись, там было человек 200 солдат и офицеров.

Здесь выступили воспитанники Коммуны им. Дзержинского: Семенцов И. М., Алексеев А. С., Конисевич Л. В., Семенцова Л. М.; все они поделились своими воспоминаниями об Антоне Семеновиче Макаренко, а также о своей жизни в Коммуне.

Затем было очень интересное выступление Игоря Петровича Иванова о педагогическом наследии опыта Макаренко, о нашей Коммуне (её делах, перспективах).

После двухчасового заседания воспитанники, замполит и ещё двое военных, Игорь Петрович и мы собрались в одной комнате на территории воинской части для того, чтобы наметить дальнейшую совместную работу такого «Четвертного союза».

Разговор был по кругу, когда каждый высказывал своё мнение о перспективах. После предложений решили организовать так называемый «координационный комитет», в его состав вошли: от Макаренковской секции УССР — Безрук К. М.; от землячества Киевского — Конисевич Л. В. и Семенцова Л. М.; от Коммуны им. Макаренко — Иванов И. П. и Томашевская Г.; от воинской части — майор Гончарук В. В. и капитан Морозов А. Д.

После этого все пошли к Семенцовым. Это был семейный вечер, где и состоялось более близкое знакомство с воспитанниками. Каждый из воспитанников рассказывал о жизни в Коммуне, даже показывал сохранившиеся фотографии, а все остальные слушали, что-то дополняли. Мы сидели, как завороженные, внимательно слушали то одного, то другого. Мы были поражены тем, что с виду самые обыкновенные люди, когда начали вспоминать о своем детстве и юности, сразу превратились в интереснейших собеседников. В этот день мы, конечно, очень много фотографировали наших друзей, чтобы сохранить в памяти этот чудесный вечер. Мы даже и не заметили, как пролетело время за разговорами и надо было расходиться.

9 августа

На утренней линейке был дан старт подготовки к празднику, который должен был начаться в 16 часов. В середине дня, когда подготовка шла полным ходом, к нам приехали дорогие «пермяки»: Н. П. Царева, Т. Каранина, Н. Буленкова и В. Егарева.

Из впечатлений Вали Егаревой:

«Пешком, уставшие мы пробрались через забор к детдому. Все обрадовались и повели нас в столовую. Там накормили холодным, но вкусным супом. Повели смотреть, как устроились до нас. На стенах режим дня, ЧТП, но… как-то неуютно, хаос. Самым главным была Галя Смирнова — комиссар. Но, к сожалению, она нас не встретила — была в Полтаве. Люди заняты делом — готовятся к празднику дня рождения детдома. И как приятно, что нас тоже сразу подключили к работе: мы плакаты развешивали, «Колодец чудес» оформляли, а потом и в «Цирке» участвовали!»

В подготовке к празднику участвовали и ребята, особенно помогли старшие.

16.00 — открытие праздника с торжественной линейки у памятника А. С. Макаренко. Обнаружилось, что ребята не знают как проводить линейки вообще, не только торжественные: вынести знамя не умеют, о рапортах впервые слышат. Кимовцы на линейке преподнесли свои подарки ребятам из детдома. «Прилетели» феи и пригласили всех-всех посмотреть на их подарок — «Чудоград». Сказочные феи открывали перед ребятами двери различных «учреждений» и «концертных залов» загадочного города.

«Чудоград» действует! С большим интересом ребята путешествовали по городу. Их было не вытащить с «фабрики Самоделкина», с азартом принимали старты на «Олимпии», смеялись и радовались на «Поляне веселых детей». Все собрались в «Цирке», под желтым шатром которого слышался рев тигров, лай дрессированных собачек. Удав Каа заставил содрогнуться зрительный зал, когда его тело обвилось вокруг шеи Клоуна Кастрюлькина (Надя Антипова). В роли всех этих страшных диких зверей были заняты: Наташа Буленкова, Нина Асанова, Лена Мымрина, Света Андреева, Валя Егарева и Таня Каранина. Завершалось путешествие по «Чудограду» «Волшебным колодцем», в котором скрытая от детских глаз зарослями чертополоха и плюща, находилась Надя Царева. Ребята спускали «волшебные» удочки в «колодец» и доставали (ловили) сувениры: книжки, шарики, игрушки и прочие веселые сюрпризы.

После ужина праздник продолжался. Дети пели свои любимые песни, читали стихи, танцевали — всем было радостно и приятно. Обсуждение праздника решили проводить на следующий день — усталость взяла своё.

Это был последний день нашего пребывания в Киеве.

Мы побывали в гостях у Леонида Вацлавовича Конисевича. Сначала с ним разговаривал Игорь Петрович по поводу создания в Киеве макаренковской организации. Этот разговор был очень серьёзный, длительный. А затем Игорю Петровичу надо было уйти, чтобы ехать в Пед. общество Украины. Мы же остались беседовать с Конисевичем о его работе в пионерлагере «Алмазный» (в этом лагере он работал начальником 15 лет). Очень интересно разговаривать с таким эрудированным, остроумным, веселым человеком.

В 16.00 у нас была ещё одна встреча, тоже очень интересная, с невесткой Ольги Константиновны Паскаль (сестра Калабалиной Галины Константиновны). Она работает экскурсоводом в Киеве. Для нас троих она провела просто необыкновенную, великолепную экскурсию в Софийский и во Владимирский соборы.

В 20.30 мы в последний раз встретились у Семенцовых. Мы услышали опять воспоминания, прочитали (переводил Игорь Петрович) статью в немецкой газете о воспитанниках Макаренко — супругах Семенцовых.

Поздно вечером мы покидали этот прекрасный город Киев, оставляя здесь самые приятные воспоминания о киевлянах, которые за эти три дня стали для нас такими родными. (Несмотря на плохую погоду, они нас поехали провожать на вокзал). До свидания, Киев! До скорой встречи, наши друзья.

10 августа

Раннее утро, проснулись птицы, но оказывается не они одни. С рассветом в Ковалевку прибыли «киевляне»: Игорь Петрович со своей гвардией — Лидой Яковлевой, Галей Томашевской, Ирой Лебедевой. Впечатлений у них масса, идей неисчерпаемый запас. Приезд их для всех был огромной радостью — «Наконец-то все вместе, все в сборе».

Было решено с раннего утра поехать в Полтаву: сходить в баню, познакомиться с Полтавой — этим интереснейшим памятником древней Руси. В Ковалевку вернулись чистыми, заново рожденными.

После ужина начали Большой Общий Сбор, на котором подвели итоги прожитых дней, спланировали дальнейшую жизнь.

Что было хорошо:

1) Экспедиционный отряд с первых же дней включился в заботу о ребятах детдома, которые очень в ней нуждались.

2) Провели праздник 20-летия детдома.

3) Разведчики принесли много сведений о людях, которые могли рассказать о А. С. М. и колонии Горького.

4) В общей заботе крепли молодые «орлята», учились «Черноморцы».

Что было плохо:

1) Организация ЧТП по сводным бригадам не могла принести успеха в создании сплоченности и дружбы внутри отрядов и мешала выполнению задач, поставленных перед всей экспедицией.

2) Отстранение дежурного командира от организации жизни экспедиции на определенный период и взятие власти в руки дежурным комиссаром.

3) Отстранение отряда «Краснозорец» от общих дел и чрезмерное уделение внимание работе своего отряда.

4) Разведка должна была проводиться «боем», чтобы была ясна картина дальнейших действий, а не отрывочное представление о предстоящих делах.

Предложения на будущее:

1) 11 августа провести разведку «боем», на основании разведывательных данных организовать трудовую «атаку».

2) Начать съемку фильма.

3) Распределить разумно задачи, которые стоят перед дежурным командиром и дежурным комиссаром.

4) Сборы-«огоньки» проводить ежедневно.

5) ЧТП распределить по постоянным отрядам.

Поезд мчит нас в Полтаву. Пять часов утра. Нас встретил ещё пустынный город. Мы решили во что бы то ни стало добраться до Ковалевки. Немного улыбки, женского обаяния и такси везет нас в ковалевский детский дом. Там радостная встреча, очень приятно было всех увидеть. Небольшой отдых, а вечером общий сбор, где был намечен дальнейший путь нашей работы. Было принято решение начать «операцию Полтава». Эту операцию поручили нашей группе с тем, чтобы продолжить работу, начатую в Киеве. К нам подключили двух членов ялтинской бригады. Началось содружество Ленинград-Ялта.

11 августа

Утро. Линейка дала старт разведке «боём». К двум часам дня разведчики донесли, что необходимо провести генеральную (авральную) уборку всей территории детдома, а именно: подмести дорожки около белого дома и лестницу, посыпать дорожки песком, привести в порядок беседку, у памятников В. И. Ленину и А. С. Макаренко подмести и прополоть цветники, заштопать и погладить ребячьи вещи, провести в спальнях детей операцию «Уют», на строящемся стадионе доделать 100-метровую гаревую дорожку и многое, многое другое.

К этому времени вернулась группа киношников от Ивана Афанасьевича Турпитько. Его воспоминания оформлены отдельно, их можно прочесть в отделе А. С. М. И. А. Турпитько помог нам сделать план имения Трепке в том виде, который оно имело при жизни в нем Колонии им.Горького. После обеда началась «атака». Все разошлись по объектам, распределенным «штабом».

После обеда ушли в с. Верхолы Света Сокаленко и Таня Морозова. Они появились поздно вечером и принесли множество сведений о «первой колонии».

На вечернем «огоньке» было решено продолжить «атаку».

Завершился вечер пресс-конференцией. Группа, ездившая в Пермь на XII слёт КМС, рассказывала о проведении слета и участии Коммуны им. Макаренко в нем.

Полтавская бригада:

С чего начать нашу работу? К кому пойти? Есть один адрес семьи Демиденко. Решили начать с них. Эта семья встретила нас очень радушно.

Интересное стечение обстоятельств ждало нас здесь. Мария Афанасьевна оказалась родной сестрой С. А. Калабалина, а ее муж Петр Иванович его близким другом. Мы у них пробыли несколько часов. Очень много рассказали они о Калабалине. От них мы узнали ещё несколько адресов сотрудников и воспитанников Макаренко.

12 августа

Утро. Линейка. Продолжение атаки. Огромное количество рубашек, брюк, платьев было заштопано, отутюжено — приведено в порядок.

В этот день была снята та часть фильма, которая должна рассказать о Ковалевке.

Наши «скороходы» (Сокаленко и Морозова) нашли Владимира Федоровича Иосипенко — крестника Антона Семеновича. Это были первые советские крестины в пос. Коваловке — один из элементов борьбы горьковцев и Макаренко с религиозными предрассудками. Вечером Владимир Федорович приехал к нам в гости, рассказал о воспоминаниях своих родителей, подарил некоторые документы.

Завершила день пресс-конференция «киевлян», которые рассказали о своей важной работе в Киеве.

В связи с тем, что появилось много адресов, было принято решение разделиться на две группы.

Первая группа отправилась к Демиденко и оттуда к Ракович Ольге Петровне. Ольга Петровна была сотрудницей Макаренко. Она поделилась своими воспоминаниями о Макаренко, показала фотографии. Мы знали, что у Ракович есть письма, написанные ей Антоном Семеновичем, но как выяснилось, она их отдала в архив.

Затем мы отправились к Плешову Пантелеймону Григорьевичу. Плешов в это время был тяжело болен, и мы отправились к нему в больницу. В связи с болезнью ничего интересного мы от Плешова не узнали, а жена его рассказала, что он около 30 лет работает на одном и том же заводе кузнецом. Имеет много наград, грамот. Показала фотографии, но ничего не могла рассказать о них. Некоторые из них были подарены нам.

В этот же день вторая группа была у Казариновых. О них мы узнали ещё в Киеве от Семенцовых. Иван Михайлович Семенцов воспитывался в детском доме у Казаринова Дмитрия Михайловича. Он с огромным уважением относится к этому человеку и очень просил нас, будучи в Полтаве, зайти к нему.

Мы с радостью выполнили его просьбу. Дом Казариновых мы нашли довольно быстро. Дверь нам открыла приветливая старушка, как мы потом узнали, её зовут Анна Михайловна. Она любезно пригласила нас в комнату, а через некоторое время вышел и Дмитрий Николаевич.

Узнав о цели нашего прихода, очень обрадовался. Он долго расспрашивал о Ване Семенцове, а потом немного рассказал нам о нем.

Дмитрий Николаевич очень много лет заведовал детским домом, и многие его воспитанники потом попали в Колонию им. Горького. Он постарался вспомнить кое-что и о Макаренко. Мы были ему очень благодарны за рассказ. Потом они нас стали угощать (кстати сказать, это было в каждом доме, куда бы мы ни приходили) и отпустили, когда уже было довольно поздно.

13 августа

Харьковская бригада:

Ласковым украинским утром наша бригада, состоящая из трёх человек, двинулась в путь. Маршрут — Харьков. И вот первая неудача: на станции Свиновка мимо нас промчался поезд на Харьков. «Выезжайте 16-го Полтавы поездом 6.45 Остановки в Свиновке он не имеет» — такую депешу мы послали основной нашей группе уже с харьковского вокзала, куда приехали солнечным днём (а не утром, как предполагали).

Сразу позвонили по одному из четырех имевшихся у нас адресов воспитанников А. С. Макаренко. Оказалось, что Красникова только что выписалась из больницы после сложной операции и принять нас не сможет. Следующий адрес, семьи Марусиченко, стал для нас счастливым. Приняли с радостью. Очень огорчились мы, узнав, что Николай Петрович умер весной этого года; осторожно начали беседу с Анной Фёдоровной, мягкой и душевной женщиной. Ободряли её и помогали нам беседовать Валентина Николаевна (дочь Николая Петровича) и Алексей (зять). Познакомились мы с Андрейкой и Леночкой, внуками. Это удивительная семья, где все заботятся друг о друге, память о Николае Петровиче для них священна. В первый же харьковский вечер мы получили сокровище: документы Николая Петровича, написанную им биографию и даже медаль «За оборону Ленинграда» (все медали принадлежат теперь Андрейке, но он после некоторых колебаний отдал одну из них нам на хранение).

Этой семье мы обязаны и тем, что жили до конца экспедиции в двухкомнатной квартире, сами же хозяева переехали на время к Анне Фёдоровне. Мы оказались в окружении вещей цивилизованного мира: телевизор (целых два!), магнитофон (правда, его мы так и не включили, не хватило времени), ванна и всё остальное. Но главное богатство дома составляли книги (позднее мы заметили, что это главный атрибут квартиры каждого из воспитанников и сотрудников Антона Семеновича). Книги разные, все интересные. Пушкин, Есенин, Кронин, Фейхтвангер, Экзюпери, Толстой, Достоевский, Драйзер — вот выборочно некоторые имена.

В этот же вечер мы ездили к Василию Илларионовичу Клюшнику (сопровождал нас Константин Петрович, друг семьи Марусиченко), договорились о встрече на завтра в 15.00

Поздно вечером раздался телефонный звонок, звонила Анна Фёдоровна: «Как вы разместились?»

В этот день мы ездили в Полтаву на экскурсию. Такой сюрприз — автобусную экскурсию — нам преподнёс Игорь Петрович. Нам страшно повезло, что мы познакомились с этим красивейшим, замечательным городом — мини-Петербургом! Погода была как по заказу — и Полтава цвела под ярким солнцем. Посетили мы и поле Полтавской битвы, и музей-панораму битвы. Эх, если бы можно было в 7 классе на уроке истории побывать здесь, увидеть это своими глазами, то всё запомнилось бы на всю жизнь. Может и правда в будущем в школе ребята будут совершать путешествия по историческим местам? Ведь это имеет большое значение. Полтава небольшая по территории, но с большой богатой историей, связанной с очень многими интересными людьми.

В это же время в Ковалёвке Евгения Александровна (Ялта), Игорь Петрович и Галя Подолочная побывали в краеведческом музее, а Нина Асанова занималась обработкой собранных материалов. Когда мы вернулись в Ковалёвку, то вскоре начался проливной, как из ведра, дождь. Наташа Буленкова, Таня Каранина и я в это время оказались далеко от нашего дома и пока мы до него добрались, то на нас не было ни одной сухой ниточки. По пути под деревом встретили Игоря Петровича — он снимал территорию колонии на карту. Дождь был холодный и сердитый, но он не смутил Игоря Петровича и не мог отвлечь от серьёзного дела. Мы, к сожалению, тоже. Зато, когда Игорь Петрович вечером показал карту — все ахнули. Всё, что было при Макаренко, о чём мы узнали из «Педагогической поэмы», от людей, которые знали эту колонию, было восстановлено на карте. Теперь всё настолько ясно представляется, что «Педагогическую поэму» легче читать.

Днём к нам приехал Бунеев Петр Григорьевич (директор школы-интерната № 5 г. Волгограда) и… Филипп Петрович Куслий — по «Пед. поэме» Ваня Зайченко! Филипп Петрович пробыл с нами до конца экспедиции, очень помогал в Харькове. Вечером у нас была встреча с интересными людьми — Петр Григорьевич рассказывал о битве за Сталинград, о своём участии в войне, читал свои стихи о войне. Филипп Петрович тоже вспомнил о тех страшных днях, о несчастьях. В этот вечер мы познакомились с новым учителем украинского языка, который будет работать в детдоме. По традиции нашим новым знакомым спели песни.

В этот день все члены нашей экспедиции были на экскурсии по Полтаве. Экскурсия была обзорная, она всем понравилась. Полтава удивительно интересный и своеобразный город – украинский Петербург в миниатюре. Многие дома построены по проектам петербургских архитекторов. В городе очень много памятников старины. Мы побывали на месте Полтавской битвы, сейчас там интересный музей.

Петр Иванович Демиденко дал ещё один адрес — Костецкой Веры Яковлевны. По этому адресу её не оказалось, а потом, разыскивая через «справочное» её адрес, мы узнали, что Костецкая Вера Яковлевна в 1975 году умерла. И ещё один адрес — Григорович Елена Николаевна. Она была сотрудницей Макаренко. В колонию она попала по приглашению своей сестры и её мужа, которые также там работали (Татариновы). Елена Николаевна оказалась на редкость интересным человеком. Литератор по специальности, она рассказывала много интересного о Колонии им. Горького и завоевании Куряжа.

Вторая группа оказалась менее удачливой. Нам надо было сходить по двум адресам. Один из них — Андрейченко Лев Илларионович. В этот день нам не повезло. Ни одного, ни другого не оказалось дома. Придется приехать ещё раз.

14 августа

Утром Валентина Николаевна: «Как вы спали? Что-нибудь сделать для вас? Если что-нибудь будет нужно, звоните». Спасибо, спали мы прекрасно (на арабской кровати под китайским одеялом), не надо беспокоиться! Этот день начался с общего сбора нашей дружной тройки, на котором мы спланировали работу до дня приезда основной группы в Харьков. В этот день мы съездили на место Коммуны имени Ф. Э. Дзержинского, произвели съёмку, а дальше нас ждал сюрприз. Дело в том, что рядом с заводом (который находится на территории Коммуны) в нескольких домах живёт очень много воспитанников-коммунаров. Мы познакомились и беседовали с Ревекой Осиповной Коган (Рахиль!!!), с Нечаевой Натальей Григорьевной, у которой хранилась жемчужина — альбом, сделанный к пятилетию Коммуны (1928-1932). Надежда Павловна действовала по-кимовски: прижав альбом к груди и использовав все средства убеждения, она получила разрешение взять его на пересъемку. Мы ликовали!

В 15.00 состоялась встреча с В. И. Клюшником. Он рассказал о своём пребывании в Коммуне, куда попал из Колонии им. Короленко, о расположении зданий на территории Коммуны. Прочитал отрывок из своей книги о коммуне. Стиль хороший, но оваций не было, и он, наверное, немного обиделся. Позже мы узнали, что пишут многие коммунары и горьковцы.

Из Колонии им. Короленко в Коммуну попала и Зинаида Николаевна Носик, к ней-то мы и поехали после беседы с Василием Илларионовичем. Результат — договорились о встрече 15-го числа. А поздно вечером нас ждала сказка. Её подарил нам Сергей Фёдорович Василенко, человек богатой души и удивительной скромности. Он был старшим учеником Антона Семёновича в Крюковском училище, где в зачаточной форме проявились формы и методы системы Макаренко. Позднее Сергей Фёдорович заведовал всеми школами Южной железной дороги. Используя методы своего учителя, ему удалось увлечь всех учеников коллективными делами государственного значения (постройка железнодорожного состава на собранный металлолом, выращивание саженцев для посадки вдоль всей Южной дороги). Каждый праздник Сергей Фёдорович получает более 180 поздравлений. Это пишут люди, которым выпало счастье общаться с этим замечательным человеком. Прежде всего — его ученики. Сергей Фёдорович обещал приехать на день рождения КИМа. Будет здорово, если многим удастся послушать его.

Впечатлений дня было так много, что не хватало времени их анализировать. Но всё-таки «бабки мы подбили». Неплохо!

День начали с линейки и творческих рапортов, а потом — по своим «объектам». Таня Морозова (отряд «Краснозорец»), Света (Ялта), Нина Асанова и Филипп Петрович ушли в разведку — добывать сведения о том, в каком состоянии первая колония А. С. Макаренко. Остальные весь день занимались операцией «Долой дырки — давай заплатки» — продолжали обрабатывать гору детдомовского детского белья.

«Пресс-центрики» готовили стенгазету и политинформацию, «Затейники» играли с детьми, «Хозяева» наводили блеск, а повара варили вкусную еду, которой мы всегда были рады. Так в делах и заботах прошел день. На общем сборе подвели его итоги и на этом поставили точку.

Мы поехали к Андрейченко. Лев Илларионович создает в Полтаве музей народного образования на Украине. Он рассказал нам о том, что будет представлять собой экспозиция музея. Один из разделов будет посвящен Макаренко, его соратникам и воспитанникам, но материала ещё пока очень и очень мало. От него мы узнали, что в одной из Полтавских библиотек есть подлинные рукописи Макаренко о воспитании. Больше никаких сведений и материалов получить не удалось.

Через два дня мы будем прощаться с Полтавой. Вечером на общем сборе решался вопрос о дальнейшей работе экспедиции. Следующий пункт назначения — Харьков.

15 августа

Второй день нашей жизни в Харькове был не менее богат впечатлениями. Встреча с Лукой Тихоновичем Ковалем, который рассказал о своём общении с Макаренко, там же встреча с Петром Павловичем Зимой (горьковец; договорились о проведении у него дома сбора 16-го числа); вечером встреча с Зинаидой Николаевной Носик, которая интересно рассказала о Пушникове, показала книгу «Второе рождение», подарила несколько фотографий. У неё же встретили руководительницу швейного кружка Коммуны, они до сих пор дружат.

Вечером подвели итоги, морально подготовились к встрече кимовцев, нашей основной группы.

На линейке объявили распорядок последнего дня в Ковалёвке, отряды сдали творческие рапорты готовности к выполнению поручений. По многочисленным просьбам провели пресс-конференцию с Игорем Петровичем, особенно её ждали ялтинцы и «Краснозорьцы» — наши «новички». Устроились на скамейках под кронами пышных украинских тополей, под окнами, где раньше жил Антон Семёнович и его дружная семья — воспитанники. Ялтинцы опередили всех: «Игорь Петрович, как начиналась ваша Коммуна?» Конечно, им знать это необходимее всех — они только начинают вставать на ноги и им есть на чьём примере поучиться. При помощи Игоря Петровича и своей фантазии мы попали в май 1963 года к энтузиастам, смелым и беспокойным людям — первым кимовцам. Время пролетело быстро и незаметно. Ялтинцы интересовались сегодняшней структурой КиМа, планами, задачами. Но вот Нина Асанова всех пригласила на экскурсию по колонии. К этому времени она успела с бригадой киносъёмщиков набрать много сведений о том, где что раньше размещалось и мы «прошлись по истории». Вместе с нами был Филипп Петрович. Много уже не сохранилось — нет мельницы, клуба, второй дороги к колонии.

После обеда все отправились в первую колонию. Там, к огромному нашему сожалению, остались одни только камни, но постоять у них, увидеть окружающую местность всем было приятно. Пока все «путешествовали» по макаренковским местам, на кухне самоотверженно трудились Наташа Буленкова и Татьяна Каранина. Они весь день были бессменными, заботливыми хозяюшками, поили и кормили всех.

Вечером предстояло сделать прощальный вечер с детдомовскими ребятишками. Выбрали Совет Дела и он задумал провести с ребятами «Ромашку» — чтобы всем было весело, чтобы объединить всех интересным делом. Но времени нам дали только один час — настолько могли отпустить к нам детей. Тогда мы сделали чаепитие с ребятишками, попели песни, а потом разгорелось веселье: пели, танцевали весёлые танцы. У ребятишек запылали щёки, заблестели глаза — с таким удовольствием и радостью они танцевали. Старшие ребята подарили нам самодельные значки их детского дома. А потом мы малышей пошли укладывать спать. Многие обменялись с ребятами адресами и договорились переписываться.

На улице под звёздами до часу ночи у нас был сбор-«огонёк». Маленький огонёк фонарика светился в центре большого круга трёх отрядов. Каждый из нас высказывал всё по прожитым в Ковалёвке дням: что запомнилось ярче всего, что вызвало неудовольствие, какие были замечания. Спокойный, обстоятельный, серьёзный разговор, в котором мы не только анализировали свои дела, но и больше узнавали друг друга: что каждого волнует, интересует. Такие вечера остаются в памяти надолго и приносят большое удовлетворение уму и сердцу.

16 августа

Опять все вместе. Так как билетов на текущий день не достали, решили ехать завтра («Краснозорьцы» — в Ленинград, одна бригада — в Москву). Вещи, наконец-то, на покое в камере хранения. Едем в Куряж. Организовали эту поездку Иванов Николай Иванович (с которым удалось накануне созвониться) и Зима Петр Павлович. С нами в Куряжскую колонию едут Филипп Петрович Куслий (он с радостью согласился принять участие в нашей экспедиции; живой, как ни странно звучит, Ваня Зайченко) и Василий Руденко. И вот загадочный Куряж. Процесс воспоминания интересен в первую очередь самому Петру Павловичу: «Вот здесь стояла колокольня, там была водокачка, дальше — электростанция…» А мы только успевали записывать и снимать кинокамерой то, о чём он вспоминает. Затем через главные ворота нас пропустили на территорию колонии; старший воспитатель Гуревич провёл нас в музей Антона Семёновича Макаренко, рассказал, как использует методы Макаренко в своей работе с несовершеннолетними преступниками. Трудно представить, что вот эти ребята, которые, улыбаясь, смотрят на нас, которые живут здесь интересной творческой жизнью, совершили преступления. И как важно, чтобы в колонии им попались бы люди, которые всё поняли и поддержали. Рецидив этой колонии 2%, и в этом заслуга всех воспитателей и работников колонии. Приятно поразил порядок и чистота в корпусах. Впечатлений было много, сложных и разных, но одно общее — Макаренко жив, здесь его опыт применяют везде и всегда.

Вторым событием дня был общий сбор под виноградными лозами дома Петра Павловича. Мы рассказали о встречах и находках нашей бригады, затем послушали полтавскую бригаду, после этого разбились на новые бригады (Харьковская, Московская, Кременчугская).

Всё-таки не зря говорят, что понедельник — день тяжёлый. Это был день отъезда. Детский дом нам выделил автобус до Полтавы. Нам надо было на вокзал к 7 утра. Автобус пришёл вовремя, но мы всё ещё не были готовы. Упаковали вещи, прибрали в помещениях, где жили. Но пока «Краснозорьцы» свои вещи собрали, да сосчитали, мы все перенервничали, что опоздаем. Кухню уже убирали второпях — пыль коромыслом стояла. Нас проводил новый учитель детдома, мы его пригласили к себе на 3 ноября.

Шофёр нам достался хороший и так как мы опаздывали, он нас довёз самым кратчайшим путём и мы успели!

Едем в Харьков. На вокзале нас встретили Лена Пинчук и Надя Антипова. Надо было видеть, как мы выгружались — как муравьишки передавали друг другу мешки, пакеты, мешочки, бидоны и т. д. и т. п. Но нетерпеливых пассажиров, которые столпились у дверей нашего вагона и жаждали зайти, чтобы уехать в Полтаву, не радовала такая картина. Они понукали, роптали и торопили, а мы торопились как могли и… пролили молоко из бидона прямо на толпу волнующихся пассажиров. Они на это даже мало отреагировали — так мечтали сесть в вагон.

Не без труда вещи сдали в камеру хранения и поехали в колонию строгого режима для малолетних преступников, где раньше была Коммуна им. Дзержинского. Экскурсия по колонии всем очень понравилась, порадовало нас и то, что многие традиции Макаренко в ней сохранились. Эта харьковская колония — лучшая колония в стране, из неё люди выходят и не возвращаются к страшному прошлому. Нас водил по колонии и рассказывал о Макаренко, о Коммуне им. Дзержинского, о своих ребятах старший воспитатель Гуревич — человек, который предан своим воспитанникам, отдает им всего себя. В колонию с нами ездили воспитанники Антона Семёновича — Зима Петр Павлович, Куслий Филипп Петрович, Руденко Василий Андреевич, Иванов Николай Иванович.

По приглашению Петра Павловича мы собрались у него дома, выслушали рассказ наших «харьковчан» — Н. П. Царевой, Нади Антиповой и Лены Пинчук о том, что они успели сделать, с кем встретиться. Затем мы разбились на группы «харьковская», «кременчугская», «московская», «ленинградская» по местам дальнейшего следования. «Краснозорьцы» уезжали в Ленинград и Игорь Петрович тоже (для подготовки операции «МиГ»); в Кременчуг ехали Нина Асанова, Надя Антипова, Люда Степанова и две девочки из Ялты; в Москву — Евгения Александровна, Наташа и Валя из Ялты, Света Андреева, Галя Подолочная, Таня Каранина, Наташа Буленкова и Валя Егарева; в Харькове оставались Н. П. Царева, Галя Томашевская, Лида Яковлева, Лена Пинчук, Ира Лебедева. Да, за это лето кем мы только не побывали: «пермяками», «ковалёвцами», «московской группой».

Гостеприимство Петра Павловича оказалось очень щедрым — он нас оставил всех ночевать у себя в квартире, где мы прекрасно отдохнули и на следующий день снова были бодры и полны энергии.

17 августа

Утром провожали песней «До свидания» Московскую группу и Краснозорьцев. Расставались с трудом. Решили все, что встретимся с ялтинскими девчатами в Ленинграде на дне рождения КиМа. В Харькове же остались с нами Филипп Петрович и Василий Руденко. Они-то и провели с нами экскурсию по макаренковским местам Харькова. Привокзальная площадь, драматический театр, куда не раз ходили смотреть спектакли коммунары, площадь Ф. Э. Дзержинского, памятник А. С. Макаренко в городском парке — вот некоторые вехи этой экскурсии. Большое впечатление произвела на нас встреча с Сергеем Самойловичем Ямпольским, одним из организаторов завода «ФЭД», директором музея МВД Украины. Экскурсия по музею была интересна уже тем, что вёл её сам Сергей Самойлович. Увидели мы и фотографии, связанные с работой Макаренко в Коммуне. В книге отзывов оставили свою запись.

Ещё одна интересная встреча произошла около театра драмы с другом актрисы-коммунарки Клавдии Борискиной, он обещал написать воспоминания о ней, рассказал о её жизни на сцене. «Она не была знаменитой, но это была удивительная актриса». Много тёплых слов мы услышали о Борискиной. После экскурсии Руденко рассказал о своей жизни в Коммуне.

Вечером проводили Кременчугскую бригаду. Наша Харьковская пополнилась. Теперь с нами Оля из Ялты, Лида Яковлева, Ира Лебедева, Галя Томашевская, а главное — Филипп Петрович Куслий.

Московская бригада:

В Харькове мы попрощались с нашими товарищами, смахнули слезу рукавом и сели в поезд, который помчал нас в столицу. Разместив гору вещей, слегка закусив, принялись за работу: краснозорьцы обрабатывали материалы экспедиции, Игорь Петрович работал с руководителем нашей бригады Наташей Буленковой, а мы, уже в который раз, перечитывали анкету для воспитанников.

К вечеру на нас напало лирическое настроение, мы сели потеснее и полились песни. Так с песнями и въехали в Москву, которая встретила нас тихим вечером, яркими огнями.

Здесь мы распрощались с Игорем Петровичем, проводили краснозорьцев. Доброго Вам пути!

Кременчугская бригада:

Вечерним поездом «Харьков—Херсон» мы выехали в Кременчуг. Поезд был переполнен, ехали в общем вагоне и всю ночь мечтали…

18 августа

Утром оперативно, по-кимовски, мы ввели ЧТТП (хозяева, поварята, посыльные) на период свободного времени. На рабочий период разбились на группы (по 2 человека). В этот день встретились с Наумом Леонидовичем Каплуновским, одним из первых выпускников Коммуны; с Ивановым Николаем Ивановичем (он же связал нас с Котовым), горьковцем, оставили ему анкету. Побывали на заводе, в историческом музее (где не отражен харьковский период деятельности А. С. Макаренко).

Утром мы покидали Москву, потому что в Клеменово нас ждал дорогой нам человек Галина Константиновна. Автобус домчал нас до Егорьевска, где мы надеялись купить цветы. Но к нашему ужасу цветов не было. Мы готовы были зарыдать: неужели вокруг нет добрых людей? Есть!

Как на крыльях едем в Клеменово. Народ вокруг оказался очень проницательным, сразу догадались, куда и к кому мы едем. Только почему-то приняли нас за воспитанников Калабалиных. Уже в автобусе мы почувствовали как хорошо, по-доброму, относятся к этой замечательной семье. Нам с большой охотой не только объяснили, как пройти, но даже проводили к Калабалиным. Красная звезда на доме (как у Гайдара!) ещё раз подчеркнула, как окружающие заботятся об этих замечательных людях.

Мы выстроились перед домом и запели гимн Клеменовского детского дома. На крыльце появилась хозяйка и тут же запела с нами. После приветствий Галина Константиновна сразу пошла показывать нам наши «палаты». Комфорт нас чуть не убил: белые простыни! Подушки! Одеяла!

Наконец все размещены, можно приступить к работе, что мы и сделали. Наш «шеф» Наташа предложила разбиться на две рабочие группы: группе, которую условно назвали «Клеменовская», предстояло работать с материалами семьи Калабалиных, а другой, группе «москвичей», предстояли встречи с воспитанниками.

Вечером мы снова у Черниговки с планом работы. По совету Игоря Петровича взяли у Галины Константиновны адреса и телефоны московских воспитанников и сотрудников А. С. Макаренко, договорились, что 21 августа, в день рождения Семена Афанасьевича Калабалина, мы приедем.

Утром приехали в Крюково к мемориально-педагогическому музею А. С. Макаренко. В это время подошел директор музея Петр Григорьевич Лысенко. Он, оказывается, встречал нас у поезда. Но он встречал нас в Крюкове, а мы доехали на поезде только до Кременчуга, а потом добирались автобусом. О том, что можно доехать прямо до Крюкова мы просто не знали.

И так мы в кабинете у Петра Григорьевича Лысенко.

Во-первых, нужно было устроиться, так сказать, обзавестись крышей над головой. Петр Григорьевич позвонил в несколько гостиниц и, наконец, мы нашли то, что нужно. Мы договорились, что как только устроимся, сразу вернемся в музей.

Лену Мымрину мы сразу же отправили на вокзал за билетами. Наша прописка в гостинице осложнилась тем, что на пятерых у нас оказалось только три паспорта. Пришлось подождать Лену, т. к. два паспорта (из трёх возможных) были у неё, чтобы она могла купить билеты на самолет.

Приехала Лена. Она с большим трудом достала три железнодорожных билета до Ленинграда на воскресенье. И два на самолет до Симферополя на субботу. Таким образом времени у нас оказалось предостаточно.

В гостинице нас всё же прописали всех (мир не без добрых людей). Очень хотелось спать, но, несмотря на это мы, пообедав, поехали в музей. Там нас уже ждали.

Первое, что мы сделали — это посмотрели музей. Петр Григорьевич рассказал о тех материалах, которые там экспонируются. В музее есть экспозиция, которая рассказывает о жизни и деятельности А. С. Макаренко; комната, в которой хранятся вещи из московской квартиры Макаренко; комната, где собраны книги об Антоне Семеновиче Макаренко. Мы вышли из музея. Тут же зажужжала камера — Люда продолжала работу над фильмом.

Лысенко пригласил нас снова к себе в кабинет. Здесь он нам показал бесценные материалы: альбом Григорович со стихами Макаренко, письма Антона Семеновича. К сожалению, переписать нам ничего не удалось. Музей уже должен был закрываться.

19 августа

Этот день был очень плодотворным. Филипп Петрович дал комментарий к альбому, который мы обнаружили у Нечаевой. Позднее сосчитали: он вспомнил более 120 фамилий друзей-коммунаров, рассказал о многих из них. Это была гора, которую мы преодолели с честью. Пока мы работали на ул. Зерновой (адрес нашей резиденции), девочки съездили к Сопину и привезли интересный материал. Навестили Красникову Анну Ефимовну, она была очень рада, передала привет всем кимовцам.

Времени для работы оказалось очень мало, а адресов много, но был ещё «порох в пороховницах»: утром нас снова встречала Москва. С неба лил дождь, но нас это не испугало. Пока наши товарищи в Клеменово трудились, как пчёлки, мы тоже не сидели «сложа руки».

Прежде чем отправиться по адресам, мы решаем сначала устроиться на ночлег. Нас приглашает к родным Евгения Александровна, но нам неудобно и мы вспоминаем о друге Коммуны Любови Гавриловне Галечовой — вот кто нас приютит и обогреет.

С цветами, улыбающиеся мы стоим у двери Любовь Гавриловны, но на звонок выходит незнакомая женщина и сообщает нам, что её нет дома, а будет ли вечером неизвестно. Оставив записку, уже не такие весёлые, мы разъезжаемся по адресам. Таня Каранина и Света Андреева едут к Лапотецкому Николаю Павловичу (по «Педагогической поэме» — Лапоть), а мы с Евгенией Александровной — по остальным адресам. О! Как нам не повезло! Исколесив Москву, мы не застали ни одного воспитанника дома (кто на даче, кто на юге). Единственное утешение, что теперь знаем дорогу.

Уже в который раз пытаемся позвонить племяннице А. С. Макаренко Олимпиаде Витальевне Макаренко. Уже ни на что не надеемся. И вот удача — Олимпиада Витальевна дома. Она приветливо выслушивает нас, и мы договариваемся о встрече на 20 августа в 19.30.

Повеселевшие мы расстаемся с Евгенией Александровной, и я еду к Галечовой. Встречаемся с Таней и Светой на лестничной площадке. Их разговор с Лаптем прошёл не совсем удачно — он во время войны был контужен, перенес тяжелую операцию, это сказалось на его здоровье: говорить ему было трудно. Но девочки оставили анкету, на которую он захотел ответить и взяли подаренную фотографию.

Нам повезло. Любовь Гавриловна дома. Сразу же моем руки и садимся за стол. Любовь Гавриловна только что приехала из Звёздного городка, ей есть что рассказать нам. Мы слушаем, раскрыв рты. Минут через двадцать кажется, что мы давно уже знакомы с этой женщиной. Сытые и довольные продолжаем разговор. У Любови Гавриловны в доме много редких уникальных вещей и она, как историк, может рассказывать о них много и очень интересно. Засыпаем только к 2 часам ночи.

На этот день мы запланировали следующее:

1. Взять воспоминания и биографию Ф. П. Куслия, о которых он нам говорил ещё в Харькове.

2. Перерисовать Красное здание с картины в музее (нас интересовал фасад в его первозданном виде).

Работу мы начали с утра. Воспоминания Филиппа Петровича П. Г. Лысенко дал не очень охотно, зато он дал нам посмотреть альбом, созданный к 5-летию Коммуны Дзержинского. Мы упросили Лысенко переснять ряд фотографий. В этот день Нина перепечатывала воспоминания Ф. П. Куслия, а мы рассматривали альбом, выбирали фотографии, переписывали подписи под фотографиями. Фотоаппаратов у нас не было. Пришлось взять в прокате.

Перерисовать красное здание так и не удалось.

20 августа

Последний день в Харькове. Очень интересная беседа прошла с Камышанским, у него сохранилось несколько писем В. Н. Терского. С ним очень интересно беседовать, он вспоминает много эпизодов, рассказывает о друзьях; в настоящее время работает на студии телевидения художником. Важная встреча состоялась с Коломейцевым, председателем Совета макаренковцев. Договорились о большом, совместно с коммунарами и горьковцами, сборе в Харькове зимой.

Днём мы все вместе едем к Фере Николай Эдуардовичу (по «Педагогической поэме» Шере). Он живёт под Москвой (минут 40 езды). Вы можете представить наше волнение — встретиться с таким человеком удается в жизни не каждому.

У самого дома нам вдруг сообщают, что никакой Фере здесь не живёт. Мы в отчаянии, но всё же решаемся проверить. Как мы были рады, узнав, что он дома. Оказывается, они недавно переехали и о них ещё не все знают. Дверь открыла нам его дочь и предупредила, что Николай Эдуардович только что очень тяжело болел и разговаривать с ним можно не более получаса. Мы открываем дверь — перед нами стоит мужчина стройный, подтянутый и весь седой. На вид лет 65. Потом оказывается, что вчера ему исполнилось 79 лет. С Николаем Эдуардовичем хочется разговаривать не переставая. Главное, что он не просто вспоминает какие-то факты, а раскрывает отношения между воспитанниками и воспитателями, по сути отвечает на нашу анкету, не зная её.

Мы сдерживаем слово и через полчаса кончаем нашу беседу. Николай Эдуардович с удовольствием соглашается ответить на анкету и дарит нам свою фотографию. Так заканчивается наша встреча, хотя мы твердо убеждены, что наше знакомство не оборвется.

Пока добирались до дома, пока заходили в столовую и в некоторые магазины, времени прошло немало, уже пора было ехать к Олимпиаде Витальевне. Нас встретила очень обаятельная, приветливая женщина, которая сразу же расположила к себе. Сначала она никак не хотела рассказывать о себе, говоря, что одно дело воспитанники, а она ведь не воспитанница А. С. Макаренко. Но мы её убедили, что нам очень важно знать, каким Антон Семёнович был со своими родными.

Олимпиада Витальевна рассказала много интересных фактов из жизни Макаренко. Она подарила нам несколько фотографий, дала перепечатать некоторые документы. Вообще у неё очень много материалов о Макаренко, о Коммуне им. Дзержинского, но она недавно переехала и они ещё не были разобраны.

Интересна судьба этой женщины. Муж её — поэт Васильев, лауреат премии Ленинского комсомола, дочь — актриса Васильева, сын — режиссер. В детях воплотилась её юношеская мечта стать актрисой. Олимпиада Витальевна тоже с удовольствием согласилась ответить на анкету, но не на все вопросы, а на какие сможет. Простившись, мы договорились о переписке. Так прошёл день. А завтра нас ждало село Клеменово.

В пятницу музей был выходной. Мы решили съездить в Павлыш в школу В. А. Сухомлинского. Там мы посмотрели музей, квартиру Сухомлинского, школу, где он работал. Побывали на кладбище у памятника Сухомлинскому.

21 августа

Нас провожала семья Марусиченко, до слёз жалко было расставаться с ними, мы понимали, что наше дело — это нить, которая связывает их с умершим Николаем Петровичем и возвращает его живым. На прощанье всем воспитанникам, всем двадцати двум, мы послали открытки, поздравляя с днём освобождения Харькова. Тепло прощались с Филиппом Петровичем, ставшим для нас родным. Пели ему его любимые песни: «До свидания» и «Профессоров» — очень уж они ему понравились. Приглашали в гости на 3 ноября.

До зимней встречи, Харьков!

Быстрей бы зима!

И пусть повторится сказка, в которой нам удалось пожить, хоть чуть-чуть!

Как и обещали, мы снова были в Клеменово. Маленький эпизод из нашей личной жизни. Жили мы очень скромно, экономили, как могли. Особенно старалась наш СК Наташа. Каково же было наше изумление, когда мы узнали, что клеменовская группа переэкономила нашего эконома. Они умудрились сэкономить из четырёх рублей… четыре рубля! Да здравствует кимовская экономия! Это небольшое лирическое отступление. Итак, продолжим наш рассказ. В этот день светило ласковое солнце, и было чуть-чуть грустно. Вместе с родными Семена Афанасьевича мы отправились на могилу, чтобы почтить память этого удивительного, легендарного человека. Со всех концов страны приезжают к Семену Афанасьевичу, поэтому местные власти даже хотят сделать указатель, по которому легко можно было бы найти памятник С. А. Калабалину.

А вечером в клубе показали кинофильм «Вчера, сегодня и всегда». Мы жили вместе с героями фильма: радовались их успехам, горевали над их бедами, готовы были смотреть и слушать ещё и ещё, но фильм кончился. Галина Константиновна пригласила нас к себе. В этом гостеприимном доме мы пили чай, рассматривали альбомы с фотографиями, документами, слушали рассказы Галины Константиновны, голос Семена Афанасьевича.

На следующий день мы покидали радушных хозяев, прощались с Клеменово. Впереди нас ждал родной Ленинград.

Снова работали в музее. Фотографировали альбом, переписывали воспоминания Ветрова.



Оставить  комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:
Введите ответ:
captcha
[Обновить]
=