Игорь Петрович Иванов и коммунарская методика

кленовые листья

На главную
Красные зори

ИОНИН Игнатий Вячеславович

Школа-колония Красные Зори

Печатаемый очерк опыта педагогической работы одного из учреждений сектора охраны детства Ленинградского Гороно был написан для предполагавшегося к выпуску сборника к XV годовщине Октября.

Школа-колония Красные Зори, организованная осенью 1919 г., была одним из тех новых учреждений НКПроса, которые методом революционного строительства, внимательного учета всех обстоятельств и обстановки организовывали педагогическое искание способных к развитию зародышей будущего. Школа-колония Красные Зори решила, борясь с трудностями, очередные вопросы строительства советской трудовой политехнической школы.

В этой борьбе школа успешно продвигалась шаг за шагом и к сегодняшнему дню имеет широко развернутые мастерские и учебное хозяйство, где ею решаются задачи политехнического образования и трудового воспитания.

Школа-колония накопила громадный опыт в деле организации работы летней школы. Близкая связь с деревней дала школе-колонии возможность принимать активнейшее участие в социалистическом строительстве в формах общественно-полезной работы, в участии в социалистической реконструкции деревни.

Следует отметить, что достигнутые к сегодняшнему дню школой успехи явились результатом главным образом трудовых усилий творческого и революционного энтузиазма как руководителя школы, так и всего школьного коллектива.

Условия, в которых жила школа, всегда были трудны, вследствие чего от работников школы требовалась большая настойчивость и энергия в деле осуществления поставленных задач.

Предлагаемая вниманию читателей работа — первый опыт в создании монографического описания учреждений Ленинградского Городского Отдела Народного Образования, возникших в самые первые годы Октября. Наиболее полно охвачена в очерке историческая сторона развития школы-колонии и ее борьба в деле решения проблемы организации в школе учебного хозяйства.

Выход настоящего очерка школа-колония встречает на пороге пятнадцатого года своей работы.

Это обстоятельство должно побудить весь педагогический коллектив школы-колонии дать в предстоящем году полный исчерпывающий все стороны работы сборник статей, где бы борьба за решения ЦК ВКП(б) о школе нашла бы исчерпывающее отражение.

С. Шкляревская

За 15 лет своего существования Советский Союз Социалистических Республик добился огромнейших успехов в деле строительства советской политехнической школы.

Если в годы гражданской войны основной задачей была задача коренной перестройки старых, оставшихся от царского режима школ, то уже после того как были ликвидированы фронты гражданской войны на очереди встал вопрос и о расширении сети.

«Особенно значительные успехи достигнуты школой после исторического постановления XVI съезда партии о введении всеобщего начального обучения. Только за последний год число учащихся в начальной и средней школах возросло с 13,5 до 20 млн.» (Пост. ЦК ВКП(б) о начальной и средней школе).

Но было бы совершенно исторически неверно, если бы мы не отметили того, что буквально с первых дней захвата власти пролетариатом вопрос решался не только о реформе старой школы, но и об организации новых советских школ, т. е. о расширении сети.

Уже в первую послеоктябрьскую весну в 1918 году НКПросом был организован целый ряд детских трудовых колоний.

«Так весной 1919 года количество детей, вывезенных в колонии, насчитывалось уже в количестве 14500 человек, часть из них осталась на зиму, вернее на постоянное пребывание в колонии.

А в 1920 году постоянных зимних школ-колоний было 26 с 6158 детьми» (Сборник Сельско-Хозяйств. Уклон 1925 г., статья Н. А. Кузнецова о школе колонии.

Только по одному Ленинграду было создано 26 колоний.

Колониальное строительство, как один из путей стройки новой советской школы, развернулось не только в Ленинграде, но и в целом ряде городов нашего Союза.

К числу школ, которые были организованы в этот период, относится и школа-колония Красные Зори.

К ХV-летию Октября школа имеет историю своего развития, историю борьбы за преодоление трудностей, радости успехов в удачном разрешении ряда проблем, поставленных Октябрем перед школой, и ряд страниц, где школа оказалась бессильной разрешить стоящие перед ней задачи.

Еще весной 1919 года бывший Михайловский дворец в Стрельне был намечен к заселению летней детской колонией.

Петроградская школа имени Льва Толстого организовала инициативную группу учителей, чтобы разрешить задачу организации летней школы.

Эта летняя колония развернула целый ряд участков летней школьной работы и в частности еще летом 1919 года в Михайловке был организован школьный сельскохозяйственный участок.

Объективные природные условия — парк, близость моря, пруды, река, крестьянские поля, организованный колонией маленький, в несколько грядок огородик — объединили группу преподавателей естествознания в желании действенно решать задачи построения новой советской школы.

И в августе 1919 года летняя колония перед своим закрытием сделала попытку стать постоянным загородным учреждением.

На педсовете летней колонии было сделано предложение взять на себя кому-нибудь из работающих обязанность быть организатором и заведующим зимней колонией.

Но перспектива тяжелой зимы при отсутствии света, отопления, а главное намеченный НКПросом размах работы (колонию было намечено развернуть на 500 детей) никого не вдохновила, и согласия на руководство организацией колонии никто не дал.

Так закрылась летняя Михайловская колония.

В тот же период в Стрельне на месте летней Стрельнинской колонии НКПрос начал развертывать работу Стрельнинского района детских колоний, и группа работников естественников, работавших в Михайловке, была приглашена работать в Стрельнинском районе.

Но с первых же дней работы в районе наметились возможности осуществить идею организации в Михайловке самостоятельной колонии. И сентябрь 1919 года прошел в планировании работы будущей Михайловской колонии.

А затем наступление Юденича.

Работники района должны были переключить себя на работу, связанную с открывшимся фронтом наступающих на Петроград банд Юденича, и естественно вопрос об открытии колонии отпадает.

Михайловка в этот период занята отрядом красных моряков.

А затем после ликвидации Юденича 21 ноября 1919 года в Михайловку прибыла группа ребят в количестве 27 человек.

Но радости рождения школы-колонии в то же время были и ее первым горем.

Дело в том, что в период организации был составлен план работы, этот план был перспективой того, какой хотели бы видеть колонию ее организаторы.

В этом плане первым тезисом стояло:

«Школьная коммуна, строящая свою работу воспитания и обучения на основе сельскохозяйственного труда, т. е. располагающая весь учебный материал не только посезонно и применяясь к местным условиям, но главным образом в применении к тому сельскому хозяйству, которое школою организуется во всех отраслях».

Мы считаем необходимым сохранить исторический текст этого тезиса 1919 года, несмотря на его тяжелую и возможно не совсем грамотную редакцию, потому что ряд задач, которые заложены в этом тезисе, для того времени являлся задачами, которые решать было нелегко.

Первая и основная — школьная коммуна.

Можно и нужно спорить о допустимости этого термина по отношению к школе. Но для тех дней это было знамя борьбы за партийность в работе новой заложенной постройки. И это мы почувствовали буквально на второй день своей жизни в Михайловке, когда, отправившись с группой ребят учиться в Волхонскую школу, были встречены подростками соседней деревни песней:

Коммунисты-лодыри
Всю Россию продали…

Эта встреча была первой закалкой в деле включения школы во фронт классовой борьбы на том участке, где школе надлежало быть.

Этим тезисом, считая совершенно очевидным своей основной задачей — задачу образования, школа-колония подчеркнула необходимость развертывания и воспитательной работы.

И наконец, школа четко определила роль труда в процессе образования и воспитания, решив, исходя из местных условий, из сельскохозяйственного производственного окружения, использовать труд сельскохозяйственный, соединяя его с учебой.

И далее, что не менее важно, зная, что этот труд должен обслуживать интересы школы, тезис подчеркивает то, что школа будет строить свое школьное хозяйство во всех возможных для школы отраслях. Таков был план.

А действительность дала нам группу ребят в 27 человек мальчиков и девочек в возрасте от 3 и до 19 лет, причем процент грамотности ребят был обратно пропорционален их возрасту.

Надо было быстро иметь настоящий рабочий план сегодняшнего дня.

И этот план предусмотрел организовать на зиму общежитие-коммуну, а учиться посылать ребят в ближайшую школу, отстоящую от колонии на 4 километра.

Надо было выжить.

Задача тяжелая. 19-й год памятен всем.

Наша норма питания на едока тогда была: ⅛ фунта хлеба в день, в школе не было ни полена дров, ни капли керосина, не было никакого оборудования.

В этой обстановке нужно было раздувать искру творческой работы в постройке новой, политехнической школы.

Сегодня следует отметить, что не только детский коллектив и окружение наше вселяли пессимизм в работников колонии. Окружающие нас товарищи педагоги мало верили в наши возможности.

Трудности того времени мы изжили быстро.

С первого дня, как только дети вошли в помещение будущей колонии, на первом же общем собрании перед ребятами была нарисована картина предстоящих трудностей и способы их преодоления. При этом был выдвинут лозунг, что преодоление трудностей находится в наших коллективных руках, что много нам придется делать самим, и была нарисована картина будущего нашей колонии.

Предстоящие трудности не вызвали у ребят никаких особенных чувств. Перспективы того, как «мы сами» будем эти трудности преодолевать, вызвали ряд замечаний, которые предполагали, что вряд ли мы сможем справиться с этими задачами. Перспектива будущего вызвала у ребят настоящие насмешки.

Но уже эта первая беседа или собрание, как мы тогда ее назвали, показала, что в Михайловке налаживается крепкий коллектив ребят с педагогами.

И в первые же дни мы вышли заготовлять дрова.

В тот год в это время еще не было снега.

Уже в первой беседе с ребятами и в особенности в первые дни нашей совместной трудовой жизни выяснилось, что основное настроение ребят — настроение антисоветское.

Об этом сегодня нужно вспоминать.

Название «Школьная коммуна» вызывало иронические замечания.

Но первая встреча с местным крестьянским населением, жившим в прошлом доходами от дачников, их песенка, которая была приведена выше, их «брезгливое», с их точки зрения, «обзывание» наших ребят коммунистами включили ребят реально в классовую борьбу, начав свое дело.

И скоро первое разочарование составителей плана колонии сменилось гордостью, что ребята начали жить новой жизнью.

Идея жизни коммуной нами проводилась не абстрактно. Весь наш трудовой режим, весь уклад жизни мы подчинили задачам коллективизма.

С первого же дня было организовано самоуправление; оно было очень примитивно — хозяйственная комиссия, которая приняла весь ничтожный запас продуктов, и дежурные, которые должны были варить обед, готовить дрова, приготовлять посуду, убирать комнаты и т. п.

Тяжелым участком первых дней работы было посещение школы на Волхонке.

Работники колонии были и работниками этой школы. Но в школе в то время не было никаких возможностей наладить учебные занятия. В школу ходили, чтобы получить завтрак, который состоял из 1/16 фунта хлеба, да и то не каждый день.

В борьбе с трудностями закалялся дух молодых школьных коммунаров. Если в первые дни в деревне нам пели песни о лодырях, то в день, когда колонии впервые удалось уговорить одного крестьянина дать нам на день попользоваться баней, чтобы хоть немного избавиться от наседавших на нас вшей, нас всех засыпали таким градом камней, что мы должны были отступить в баню снова, где мы все и были подвергнуты деревенскими подростками осмотру, есть ли у нас кресты на шее.

У большинства крестов не оказалось, и слава о нас как о настоящих коммунистах укрепилась окончательно.

А в это время уже на укрепившийся морально коллектив колонии нашла гроза.

В январе 1920 года в колонию пришло извещение, что в виду ее малочисленности она закрывается.

Нужно было видеть горе уже обжившихся в колонии ребят.

Выход однако был найден. О здоровых настроениях ребят в колонии, быстро организовавшихся в дружный коллектив, знали в Петрограде и там было решено в конце концов колонию не закрывать, а расширить.

Но расширение было вторым горем колонии.

В колонию прислали группу, состоящую из 21 мальчика из Первого центрального распределительного пункта, тогда развернувшего работу в б. Европейской гостинице.

Это была группа трудных в воспитательном отношении ребят, которые до революции побывали в нескольких приютах, а после Октября — уже в нескольких детских домах.

Наша колония получила новое пополнение. Она получила снова право жить.

Но как жить, ей нужно было снова продумывать.

Ребята разделились на старых и новых.

Старые имели традиции, новые не хотели им подчиняться. Старые гордились своим «прошлым», которое насчитывалось днями, новые смеялись над ними и пытались срывать трудовой и коллективный режим.

Но старые уже были коллективом, и под руководством и вместе с учителями 1 мая 1920 года наша колония стала снова единым коллективом.

А первое мая 1920 года было знаменательным днем в будущей жизни колонии.

В этот день вся колония вышли копать гряды, чтобы заложить фундамент своего будущего сельского хозяйства, одной из лабораторий политехнической школы.

Копали столько, сколько хватило сил, а вскопали всего 60 кв. метров.

Но это было уже колоссальное достижение. Это был первый субботник, когда вышли на работу все и отдали работе все свои силы.

И день первого мая был в то же время и первым днем, когда мы подводили итоги успехов преодоления антисоветских настроений ребят, которые они принесли с собой с улиц Петрограда 21 ноября 1919 года.

Вечером был сделан праздник труда. В этот день мы выпустили первый свой колониальный журнал. На сегодня от него сохранилась только страница с оглавлением. Но и из этой страницы мы узнаем, что среди ряда статей в результате прошедшей зимы была написана одной из учениц статья «Стали ли мне ближе идеи коммунизма от жизни в колонии».

В этот же день на нашем очередном собрании обсуждался вопрос о том, как мы встретим и будем работать вместе со школой, выезжающей к нам из Петрограда на лето.

Дело в том, что в борьбе за идею школы-колонии руководство колонии предложило одной из школ города (Моховая, 26, тогда школа № 14) организовать совместно летнюю колонию.

Соглашение это предусматривало, что 14-я школа подбирает в колонию ребят из рабочих семей, преимущественно сирот или полусирот, в таком порядке, чтобы вместе с ребятами зимней колонии они составили школьные группы. У нашей колонии был расчет, что ребята, приехавшие из города, останутся затем и зимой.

Так вот 1-го мая 1920 года наши колонисты и обсуждали после трудового дня вопрос о том, какой необходимо установить режим с новичками.

В этот же день был обсужден план, как нам самим сделать себе школьную клубную сцену и как встретить новичков спектаклем, организованным нашими ребячьими силами.

Сцену решили строить сами в мае, а спектакль подготовить к приезду ребят из Петрограда.

Май прошел в усиленных сельскохозяйственных работах.

Хотя и было поздно, но больше для опыта заложили парники. В наше распоряжение при организации колонии Стрельнинский сектор выделил две лошади. Одна сдохла к новому 1920 году.

Мы ее прекрасно съели в супе и котлетах. Все знали, что она сдохла, но для успокоения все говорили, что нож в горло ей был всажен еще тогда, когда она дышала.

Второй конь Буланый стал у нас историческим конем. Он был в плену у армии Юденича, зимой он от бескормицы все время был на границе смерти. Весной Буланый на травке заправился и весной стал таскать плуг и помогать расширять нашу земельную площадь.

С этой же весны стали работать в оранжерее.

1-го Мая стало еще историческим днем в колонии и потому, что в этот день решили больше в Волхонскую школу не ходить, а организовать свою летнюю школу.

С момента приезда школы из Ленинграда работа летней школы стала плановой.

Был организован кабинет естествознания, который и явился центром всей летней работы.

Для работы по естествознанию летом открылись неограниченные перспективы: 4 га водоемов-прудов, изучение флоры и фауны которых укрепило и расширило знания и работу зимней школы, растительность и животный мир парка, география парка, организация метеорологических наблюдений и тому подобное.

Это вхождение естествознания в природу поставило работников колонии перед совершенно новой задачей.

Общие установки нашего первого плана, где говорилось о расположении учебного материала применительно к сезонам и сельскохозяйственным отраслям, развернулись перед колонией в критическое отношение ко всей методике естествознания того времени. Колония почувствовала, что основная ошибка этой методики — созерцательность, отсутствие показа того, как коллективный труд человека перестраивает мир в интересах социалистической стройки.

Колония убедилась на первых шагах своего опыта, что отдельные отрасли сельского хозяйства могут служить богатейшей лабораторией для изучения основ биологических наук, что в этих лабораториях может быть наиболее полно увязана теория с практикой, что при организации этих живых лабораторий в дополнение к существующим школьным кабинетам полно осуществится задача воспитания строителя коммунистического общества.

И осенью школа принимает участие на очередной сельскохозяйственной выставке, показывая свои производственные успехи, образцы урожая, показывая как природная и производственная обстановка была использована в интересах школьной работы.

На этой же выставке в плакатах школа объявила свое credo и в частности объявила войну методике естествознания той школы, которая после выявилась, как контрреволюционная «райковщина».

Опыт первой летней школы дал право на развертывание самостоятельной зимней школы, которая открылась в октябре 1920 г., и на опубликование тезисов школы о сельскохозяйственном уклоне школьной работы по естествознанию.

Начиная с этого года, школа строит свое учебное хозяйство.

В 1924 г. школа делает свой первый выпуск девятилетки в количестве 10 человек.

Все десятеро окончивших школу идут учиться дальше в ВУЗы.

А затем школа делает 9 выпусков.

Опыт первого выпуска, отправившегося учиться, становится традицией всех последующих выпусков.

В 1925 году школа переживает тяжелый кризис.

Успех работы школы побуждает Губоно расширить объем ее работы. Школе передается дворец в ее пользование.

До этого года дворец был занят музеем.

Но укомплектовывается школа в этот год снова нерационально: пятью детдомами, закрытыми в Ленинграде за неблагополучием в смысле дисциплины и качества работы.

300 новых ребят пытаются разрушить крепкий коллектив из 200.

Только правильный шаг колонии, не взявшей в свой штат ни одного из работников из закрытых детских домов, выводит ее из тяжелого положения. В 1926 году в колонии снова налаживается коллектив.

Наконец реформой деятельности работы в кабинетах школа ищет свое рабочее место.

В 1930 г. школе предложено организовать агропедтехникум. Техникум организуется в апреле 1931 года.

К XV годовщине Октября Красные Зори представляют собой агропедкомбинат в составе:

— детского дома на 410 воспитанников с дошкольным отделением;

— школы десятилетки на 17 классов;

— школы для подростков 3 семестра;

— агропедтехникума 4 отделения, 2 курса.

Каков же путь школы-колонии за эти годы?

Самоуправление учащихся

Постановление ЦК ВКП(б) о школе четко определяет задачи школьного самоуправления:

«Поставить работу органов детского самоуправления в школе таким образом, чтобы она была главным образом направлена на повышение качества учебы и укрепление сознательной дисциплины в школе».

21 ноября 1919 года нам, приступившим к работе, неоткуда было получить указаний, как надо организовывать детскую среду.

Мы знали только одно: что если мы не разрешим этой огромной задачи, нам надеяться на какой бы то ни было успех в выполнении плана не приходится. Приняв детей в бывшем Аничковом дворце в Петрограде, мы почувствовали, как много нам придется поработать, чтобы найти правильные пути детской самоорганизации.

Мы уже отмечали, что буквально с первой минуты нашей совместной жизни с детьми работу мы начали с общего собрания. Но мы не должны были ни на минуту забывать, что мы являемся учителями-воспитателями, обязанными воспитать ребят такими, какими ждет их строящаяся по-новому страна. Мы видели, что эта наша работа встретит жестокое противодействие со стороны ребят, так как к этому была масса объективных причин.

И наши первые собрания были больше беседами, где мы ставили вопросы и направляли их в таком порядке, чтобы ребята могли решать их в соответствии со школьными задачами.

Первый и основной вопрос, который должны были мы через самоуправление организовать, было питание.

Мы все помним нормы питания в те годы. Дележка крохотных пайков развивала инстинкт собственности. А наша задача была его преодолеть. Около пайков, около дележки их всегда получалось недоверие и в особенности оно рождалось к учителю, а наша задача была в том, чтобы авторитет учителя через самоуправление поднять.

И вот в первый же день нашей жизни мы поставили перед ребятами вопрос, как мы будем управляться с нашей кладовой питания. Ребятами был выкинут лозунг «Под строгий контроль».

Не отрицая роли и значения контроля, мы выдвинули новую для ребят форму, так как ребята, предлагая контроль, предполагали пожинать плоды труда взрослых, одновременно с этим взяв на себя «благородные» и благодарные функции контролеров.

Мы предложили им прежде всего ответственную самостоятельную работу, под руководством учителя.

Была избрана хозяйственная комиссия, которая приняла все продукты и которая под руководством учителя обязалась планомерно их расходовать.

Руководство этой комиссией было поручено педагогу, он должен был направить на рабочие рельсы инициативу ребят.

А что направление это требовалось — выявилось уже на второй день.

Узнав о дневной норме сахара и о том, что в кладовой его имеется на весь месяц, ребята настаивали на выдаче его сразу, «чтобы хоть один день да поесть сладко».

Сколько нужно было иметь педагогического такта, сколько потратить педагогических сил, чтобы разрешить правильно этот вопрос. Сегодня читатель, может быть, улыбнется, читая эти строки, а тогда на таких конкретных примерах решался вопрос, отомрет ли учитель. Принципиально решался вопрос о пути развития самоуправления.

Совершенно очевидно, что в эту комиссию, которая решала у нас все организационные вопросы, вошли наиболее активные ребята, которые выявились на первых порах.

Организация этой комиссии была первым этапом организации детского самоуправления в колонии. Она несла функции организационного порядка, но в эту комиссию вошел только актив.

А нужно было, чтобы были захвачены все ребята, и дальнейшая работа пошла по линии организации дежурств.

Через дежурства ребята шли все по алфавиту. Дежурные были по кухне, по заготовке дров, по топке печей, уборке помещений и т. п. Дежурство, вернее выполнение обязанностей дежурного, обязательно проверялось учителем, а затем его заключение ставилось на обсуждение общего собрания детей нашей колонии.

С первых же дней пришлось вести борьбу с настроениями, обсуждать заключение учителя, а не поступки колонистов, по поводу которых было сделано заключение работника. Была даже выдвинута одним из колонистов и соответствующая формулировка: «А для чего же вы и приставлены? — Наше дело бузить, а ваше останавливать, иначе вам государство не будет и жалованье платить».

Особенное значение приняли формы самоуправления со времени организации сельскохозяйственных работ в колонии.

С первого же дня всегда обсуждался порядок их работы. По окончании работ производился учет результатов, а затем он оформлялся диаграммами, таблицами и т. д.

Начиная с 1925 года, эта часть работы имеет особо четкие формы.

Если в первый год жизни Красных Зорь самоуправление решало вопросы по отмеченным выше трем линиям: воспитательная работа и организация среды, линия организации хозяйственного обслуживания и организация сельскохозяйственного труда, то с осени 1920 года, т. е. с момента начала работы в колонии школы в самоуправлении появляется комиссия школьной работы. Следует отметить, что первый год ее работы сводился к вопросам обеспечения условий для развертывания учебы, заготовки дров для классов, отопление классов, хранение учебников, их сбор по знакомым и т. п. вопросы.

Осень 1921 года была тем временем, когда в истории колонии функции самоуправленческой организации были представлены писанными тезисами о самоуправлении.

Тезисы эти были сделаны для ребят и доложены на собрании, посвященном встрече нового гражданского года 31 декабря.

В основе их были следующие положения:

1) Самоуправление не заменяет собою органы управления школой колонией.

2) Самоуправление преследует цель содействовать силами ребят отдельным участкам работы школы колонии.

3) Для этого содействия организуются ячейки содействия по тому или иному виду работы школы-колонии.

4) Органы самоуправления называются ячейками и выбираются общим собранием.

5) Организуются следующие ячейки: питячейка, бибячейка, агроячейка и т. д.

6) Ячейки выбираются на полгода.

7) Ячейки в основном разрешают задачи организации и на помощь им приходит организация дежурных.

Эти тезисы сыграли очень ответственную роль в деле развития самоуправления учащихся, как одного из видов педагогической работы.

В последующем жизнь выдвинула идею организации ячейки по вопросам досуга учащихся. Ячейка тогда получила название ячейки содействия вечернему времяпрепровождению.

На протяжении прошедших лет работы жизнь выдвинула целый ряд задач, на которые ребячий коллектив отвечал организацией соответствующих ячеек.

Принятое в 1925 году школой распределение отдельных отраслей производств по отдельным годам обучения в девятилетке позволило в тот же год закрепить и организацию той части самоуправления, которая должна была обеспечить сознательную дисциплину в деле участия ребят в организации своего учебного хозяйства.

Все производственные сел.-хоз. вопросы в большом плане обсуждались в школе общим школьным собранием дважды в год.

Эти собрания носили название больших производственных совещаний.

Это собрание проводится первый раз весною, когда перед учащимися развертывается общая перспектива плана сельскохозяйственной кампании. Эти собрания проводились или в порядке заслушивания общего доклада заведывающего, после которого выступали со своими содокладами учащиеся по отдельным отраслям нашего хозяйства в соответствие с тем делением отраслей по классам, о котором уже упоминалось, или выступление учащихся было вначале, а затем уже на долю учителя оставалось после всех вопросов и высказываний объединить отдельные детали плана в единое целое.

Второе собрание этого же порядка обычно в колонии проводится в День Урожая.

В этот день ежегодно в колонии, вне зависимости, участвует ли она в сел.-хоз. выставке на стороне или нет, устраивается своя сел.-хоз. выставка. И вот ко времени открытия этой выставки и приурочивается это второе Собрание.

На ней классы — руководители своих сельскохозяйственных отраслей через подготовленного предварительно своего докладчика отчитываются о результатах своей годовой работы в сельскохозяйственном производстве.

Из этих докладов мы узнаем о размерах урожайности, о количестве потраченных на производство ученико-часов, об улучшениях, сделанных в данной отрасли, о борьбе с вредителями, о разнообразных хозяйственных сроках, о проведенных опытах, о себестоимости, выраженной суммарно и в ученико-часах и копейках, т. к. кроме труда ребят принимают участие в работе и взрослые.

Основная сущность этого доклада: передача данного производства классом, перешедшим в следующий класс, новому, вступившему в этот класс с начала нового учебного года. Эта передача отмечает окончание работы данного класса в данном производстве и переход его к новому. Так, например, в этот день 4-й класс, перешедший в пятый, рапортует о своих успехах по птицеводству и передает это птицеводство перешедшим из 3 класса в четвертый, а сам принимает огородничество от 5 класса, перешедшего в 6-й.

Развернутое учебное хозяйство требует от краснозорьца продуманной ежедневной самоорганизации учащихся.

Здесь к этому времени выкристаллизовалась следующая схема.

Прежде всего классы — руководители отдельных отраслей нашего учебного хозяйства выделяют представителей в постоянную агро-ячейку нашего самоуправления.

Эта ячейка в течение ряда лет изменяла свое наименование и к сегодняшнему дню именуется план-учет бюро. В задачу этой ячейки входит решение только одних общеорганизационных вопросов.

Ячейка эта работает в таком же плане, как и все комиссии самоуправления.

А для повседневного обслуживания самоуправлением всех вопросов учебного хозяйства создается более подвижная оперативная по своему существу работы комиссия, составленная из дежурных.

Дежурные назначаются по алфавитному порядку на одну шестидневку и, конечно, из такого расчета, чтобы через дежурство могли бы пройти все учащиеся данного класса.

Все дежурные на данную шестидневку объединяются в бригаду дежурных. Таким образом, в этой бригаде оказываются представленными интересы всех отраслей нашего учебного хозяйства. От 4 класса дежурит птицевод, от 5 огородник, от 6 животновод и рыбовод, от 7 пчеловод и семеновод, от 8 кормодобывалыцик и учетчик и от 9 общий организатор хозяйства.

Каждый дежурный проводит свое дежурство в соответствии с учебно-производственными задачами своей отрасли.

Вот, например, инструкция для дежурного по пчеловодству.

1. Дежурный ведет пасечный дневник.

2. Дежурный ведет наблюдения:

а) над жизнью и работой пчел всей пасеки и отдельных опытных ульев;

б) над цветением медоносных растений и пыльценосных;

в) над характерными медоносами, которые часто посещаются пчелами в данный период.

3. Дежурный собирает гербарий и живые образцы медоносных растений по мере их расцветания.

4. Дежурный ведет работу по живому, фенологическому уголку медоносов.

5. Дежурный организует ежедневную работу бригады на пасеке по заданиям.

6. Взвешивает контрольный улей.

7. Следит за целостью и сохранностью инвентаря, и, в случае необходимости, направляет его в ремонт, если не может ремонтировать сам.

8. Проводит по пасеке экскурсии, давая разъяснения о текущей работе на пасеке.

9. Участвует при составлении задания на собраниях дежурных и там заявляет о количестве необходимых учащихся, работников на предстоящий период.

10. По окончании дежурства сдает новому дежурному инвентарь опытной пасеки по описи и записи дневника под расписку и делает отчет как о своей работе, так и о работе бригады за истекшую пятидневку, который составляет в письменном виде.

Дежурный всегда свое дежурство ведет под руководством того преподавателя, который руководит данной отраслью нашего учебного хозяйства.

Бригада дежурных под руководством нашего заведывающего и школьного агронома, а часто при участии большинства учителей руководителей отраслей собирается ежедневно.

В результате очень краткого, это необходимо особенно подчеркнуть, ознакомления о ходе работ на опытно-учебных участках за прошлый день, составляется задание на предстоящую работу. Дежурные по отраслям должны принести со своих опытных участков, так сказать, требования «рабсилы», а совещание дежурных, руководимое учителем или агрономом, должно разумно их расставить, принимая во внимание запросы отдельных производств.

Составление этого задания оформляется в документ на предстоящий рабочий день в следующем виде:

НАРЯД НА ... ЧИСЛО ..... МЕСЯЦА
Содержание работ Место Время С.-хоз. инвент. Класс Мальчиков Девочек Бригадир Руководитель

Следует отметить, что при его составлении учитывается и планируется вся работа учащихся.

Наряд этот вывешивается к общему сведению.

Собранием комиссии дежурных руководит старший дежурный, ученик 9-го класса.

На его обязанности лежит ответственность за своевременное проведение этих плановых собраний и за доведение до классов наряда на весь ход работы.

Во время экскурсии в колонию этот старший дежурный часто проводит по колонии экскурсантов в качестве общего руководителя.

Дежурные по отраслям обязаны ответить за самоорганизацию классов на своих участках и учесть результаты производственной работы своего класса.

Для этого дежурные в план учет-бюро колонии подают ежедневно рапортички.

Для более полного обхвата самоорганизацией в процессе работы класс во время составления наряда разбивается в случае нужды на бригады. Составление бригад, как правило, всегда проводилось и проводится в колонии по указанию преподавателя, руководящего данной отраслью производства.

Рапортички, подаваемые в план учет-бюро, имеют следующую форму:

РАПОРТИЧКА ОБ ИСПОЛНЕНИИ ЗАДАНИЙ РАБОТ НА ... ЧИСЛО ....... МЕСЯЦА
... класс ..... бригада
Фамилия Время Что сделано Количество Качество

Заполненные по окончании работы рапортички служат основным учетным материалом. На основании их старший дежурный составляет журнал.

ЖУРНАЛ НА ... ЧИСЛО ...... МЕСЯЦА
Наименование работ Место Время С.-хоз. инвентарь Классы Мальчиков Девочек Бригады школы Количество проделанной работы Бригадир

Дежурные по отраслям материалы рапортичек обрабатывают в сводный журнал по отдельным отраслям. Чрезвычайно важно знать ученическую трудоемкость отдельных отраслей, важно знать периоды напряжения работ, продуктивность труда учащихся. Этот журнал и является документом, собирающим этот материал.

СВОДНЫЙ ЖУРНАЛ ПО .......
Месяц и число Наименование работ Место работ Количество проделанной работы Ученико-часы

Дежурные заканчивают свое дежурство объединенным собранием сдающих дежурство и новых дежурных, вступающих на дежурство.

Это собрание в колонии носит название большого наряда.

На нем прежде всего дежурные дают отчет о проведенном дежурстве.

Работа дежурных подвергается обсуждению собрания, а качество их после оценки присутствующими учителями на собрании заносится в виде характеристики в протокол собрания.

Это же собрание в соответствии с докладами дежурных делает и наметку плана работы на предстоящую шестидневку.

В работе самоуправленческой организации в Красных Зорях никогда не отмирал учитель. В состав каждой ячейки всегда входил педагог, в задачу которого входило организовать работу ячейки в таком плане, чтобы она решала школьные задачи.

В истории Красных Зорь на целом ряде собраний и в печати краснозорьцы-школьники именуются строителями Красных Зорь.

И в этом нет преувеличения.

В борьбе учителя с преодолением нездоровых инстинктов у ребят, в разъяснении им правильности и нужности пути, по которому их ведет школа, в совместном участии в коллективном труде в сельском хозяйстве, в совместном участии в общественной работе — вот где ковался краснозорец, участник стройки Красных Зорь, вот где он готовился стать участником социалистической стройки.

В деле развертывания работы органов самоуправления значительную роль на протяжении всей истории развития школы-колонии играла стенгазета.

Стенгазета

Еще первого мая 1920 года вышел первый номер краснозорьского журнала.

С выходом первого номера журнала составилась группа ребят, которая стала подготовлять рукописный материал к выпуску журналов на определенные темы. Так к сентябрю месяцу 1920 г. вышел журнал под названием «Летняя школа».

Одновременно с выходом журналов ребятам была дана идея выпуска стенной газеты.

В этот период времени стенновки только еще нарождались.

Но, по-видимому, выход журналов тормозил осуществление идеи выпуска стенгазеты, да и в среде учителей не было знакомого с этим делом. У ребят же развилось какое-то «стеснение» писать. На обычном собрании встречи нового 1922 года, подводя итоги пройденного пути, снова был поднят вопрос о необходимости издания в школе стенгазеты. Собрание приняло решение газету выпускать.

Но только 1 мая 1922 г. вышел ее первый номер. В борьбе за осуществление задач коммунистического воспитания газете решили дать название «Правда».

Во втором номере в связи с исполнившимся тогда десятилетием ЦО «Правда» наша стенновка писала:

«Наша скромная газета назвала себя также «Правдой» и этим самым она идейно поставила себя на тот же путь, на который десять лет тому назад стала наша старейшая из сестер «Правда». И мы верим, что через десять лет скромные сотрудники «Правды в Михайловке», окончив высшую школу, разбредутся по всем концам республики, чтобы помочь поднявшим 10 лет тому назад высоко знамя. Мы шлем свой искренний молодой школьный привет нашей учительнице «Правда» и надеемся, что в день ее двадцатилетнего юбилея мы, сотрудники, оправдаем ее теперешние надежды на нас, молодежь, которыми всегда были полны ее строки».

Это было торжественное обещание, которое давали ребята. Это было уже выражение веры в то, что работа колонии действительно готовит ребят к предстоящей работе на участках соцстроительства.

5 мая 1932 года Красные Зори в день 20-летия ЦО «Правды» отпраздновали десятилетие своей школьной стенновки и выход ее 225 номера.

В ЛИЯ (литературно-издательская ячейка) хранятся все номера, начиная с первого, кроме 14 пропавших на выставках, у шефов, на различных докладах.

10-летие газеты отмечено в ленинградской пионерской газете «Ленинские Искры» приветствием краснозорьской «Правде» и рядом статей.

В этот день в школе была поставлена инсценировка, в которой первая часть была посвящена 20-летию ЦО, вторая часть освещала десятилетний путь нашей стенновки и третья часть освещала работу библиотеки-читальни.

Путь «Правды» в Красных Зорях освещен языком газетных статей, взятых из наиболее красочных моментов жизни газеты, а, следовательно, и колонии.

Путь школьной стенной газеты — путь трудный и сложный.

Дата рождения стенновки говорит за себя. К этому времени нет ни одного методического указания о том, как работать в школьной стенгазете. Учителю, руководившему ЛИЯ, нужно было искать путей.

Возникавшие позднее школьные стенновки, решая те же задачи включения ребят в стройку новой советской школы, конечно, имели совсем иные темы.

У нас с первого дня и учитель и учащиеся объединились в единый рабочий коллектив за осуществление целого ряда проблем советской школы.

Там же часто учащиеся вели борьбу с косным учительством, с традициями старых гимназий.

В нашей газете был дух бодрости, стройки, учет успехов этой стройки и показ трудностей не только преодоленных, но и тех, которые нам преодолеть предстоит.

Первый номер газеты был 1-го мая прочитан вслух на общем собрании.

Установилась традиция. Ребята требовали, чтобы всякий номер газеты зачитывался на собрании. Это тоже сыграло роль в развитии газетной работы в школе.

История развития работы показана была 5 мая 1932 г. на выставке работы газеты за X лет.

На этой выставке были представлены отдельные этапы развития газеты.

Первые номера с длинными статьями-колбасами. Вот № 11, в котором «Правда в Михайловке» становится «Правдой в Красных Зорях». Только в 1922 году наша школа-колония избавилась от имени, данного ей в связи с тем, что она заняла бывшее имение князя Михаила. Поводом к этому послужило решение Губзема передать имение колонии.

Был объявлен конкурс, кто придумает лучшее название колонии, характеризующее ее устремленность. Один из мальчуганов написал стихотворение, которое читалось на собрании, и название Красные Зори пошло на утверждение Соцвоса ГУБОНО.

Дальше на выставке мы находим первое детище нашей «Правды» газету «Красный перец».

Это — стенгазета дальних пешеходных экскурсий. На выставке по этим стенновкам можно узнать о всех маршрутах экскурсий колонии.

А дальше отдел подпольщины в Красных Зорях.

Наша стенная газета не удовлетворила часть ребят, т. к. она не служила каналом для выражения их недовольства. Группа ребят сорганизовалась для издания в противовес «Правде» в Красных Зорях газеты «Истинно так».

Этой газеты вышло 5 номеров, а затем благодаря тому, что парторганизация и коллектив учителей правильно оценили деятельность ребят в этом деле, дав им совершенно естественно пройти путь подпольщины от начала и до конца, не ослабляя к нему своего умелого педагогического влияния и внешне даже как будто не мешая на 5 номере газета себя изживает.

Ребята осознают свою ошибку и все пять номеров приносят в подарок «для истории» заву колонии.

Сейчас наиболее эффектные страницы этой газеты на выставке.

Дальше реформа газеты в связи с организацией в школе коллектива ВЛКСМ. Газета становится органом и комсомола и школы.

Изменяется лицо газеты. Она становится красочной, боевым органом, не только регистрирующим факты стройки.

А после организации в школе пионеротряда «Правда» выделяет комсомольский актив работавших в газете для создания пионерской и школьной газеты «Костер разгорается». Эта газета также имеет уже свою большую и содержательную историю о том, как пионеры помогали строить школу, как они боролись за знания, за организацию школьного хозяйства.

А вот на стенке висит ряд номеров газеты «Буза» — органа кого придется, номер липовый.

Это тоже страница из истории стенновок Красных Зорь.

Всякий учитель знает, как трудно работать в школьной стенгазете. Нужно собрать материал, материал должен быть актуальным, соответствующим задачам сегодняшнего дня, нужно, чтобы он показал ребячью инициативу, чтобы он будил ее.

На это уходит время, и обычно, конечно, выход газеты несколько отстает от непосредственных ребячьих интересов сегодняшнего дня.

И вот ребята, выпускающие очередной номер, однажды, в то время как они заканчивали его оформление, набросали ряд остроумных заметок.

Редкомиссию собирать поздно, газета готова и параллельно с работой над стенновкой была сделана «Буза».

Она заняла «нелегальное» место рядом с «Правдой» и имела успех.

Выходу «Бузы» в школе не придали значения подпольщины. Она так же, как и «Правда» снималась по выходе нового номера и сдавалась на хранение в газетный архив. Но один ретивый «работник» раздул из этого факта дело о подпольщине и на комсобрании решили больше «Бузы» не выпускать.

А дальше идут газеты, рожденные «Правдой» в истории развития школы.

Вот газета Стрельнинского сектора детских колоний. Это в тот период, когда колония была центром летней работы.

ЛИЯ создала объединение ребят, работающих в стенновках других колоний, и они выпускали газету сектора.

Вот газета Ижоро-Знаменского сельсовета — это тоже газета организованная газетным активом «Правды» в Красных Зорях.

После организации соседнего колхоза Викколово «Правда» выделяет туда газетную бригаду, и в колхозе организуется стенновка «Колхоз Викколово».

В день десятилетнего юбилея газеты ЛИЯ получила от Наркомпроса телеграмму «Десятилетний юбилей издания школьной стенгазеты «Правда» — славная страница борьбы за советскую школу. НКП уверен, что газета по-боевому возглавит активность детей на последовательную борьбу с коренным недостатком школы, за политехнизм, за выдержанное комвоспитание. Шохин»

И вот, как Красные Зори борются за решение основной задачи, показано на выставке на отдельных номерах последнего детища «Правды» в ежедневнике «За качество, за темпы».

Ежедневник стал выходить после общего собрания, посвященного постановлению ЦК ВКП(б) о школе. На собрании было решено, что выход газеты 2 раза в месяц не обеспечивает борьбы за темпы ликвидации коренного недостатка школы.

И поэтому было решено издавать ежедневник со сменным материалом.

Подготовка к Х-летию стенновки была проведена через собрание ударников-педагогов колонии вместе с членами ЛИЯ. На нем был поставлен доклад о задачах школьной стенгазеты и развернут план работы постов печати школьной стенной газеты.

В день празднования десятилетия стенновки в колонию съехалось 132 окончивших ее за прошлые годы, а ряд ребят, не смогших приехать, прислали свои пожелания и приветствия. В одном из этих пожеланий сказано, что в 20-летний юбилей газеты в колонии должна быть многотиражка.

Работа школьной стенной газеты развивается не только в направлении создания ряда стенных газет.

В недрах ЛИЯ в 1919 году организовалась группа ребят живгазетчиков. Живгазета освещала текущие участки борьбы Красных Зорь на разных этапах.

Летняя школа 1932 года началась выходом первого номера краснозорьской радиогазеты. Кружком радио была сорганизована местная самодельная трансляция и в день открытия летних занятий Красные Зори слушали первый номер своей радио-газеты.

Школа — участник классовой борьбы

Самый факт организации колонии заново, лозунг, написанный на первом знамени колонии — школа-коммуна — в годы организации говорил сам за себя.

Рожденная в пороховом дыму борьбы с Юденичем, с первого же дня решавшая задачу перевоспитать антисоветские настроения ребят конкретной работой, доступной ребячьему пониманию, в осуществлении идей коллективизма школа уже сама по себе являлась участком фронта классовой борьбы.

Решение задач обоеполого совместного воспитания, когда в особенности для этого не было объективных условий, организация детского самоуправления, когда большинство старых учителей пугал самый термин этой педагогической работы, работа политпросветительного характера в среде детей, в основу которой была положена «Азбука коммунизма», организация антирелигиозной работы, особенное внимание к работе по борьбе с антисемитизмом, для чего в коммуну была принята группа из семерых ребят-евреев, всё это были участки борьбы за коммунистическое воспитание подрастающего поколения, где, если можно так выразиться, одновременно политически переподготовлялся учитель.

Встреча нас деревней в первые дни определила, что мы должны будем включиться во фронт этой борьбы и вне школы.

Первый год нашей жизни был годом попыток найти связи чтобы разговаривать с деревней.

И весной 1921 года мы открыли отпуск бесплатно для крестьян нашего района капустной и брюквенной рассады.

Нам нужно было опровергать представление о лодырях. Нам нужно было показать, что всякое новое советское учреждение активно строит новую жизнь и ведет своих соседей на новый путь.

Распространяя рассаду, мы вели агропропаганду за новые сорта, за новые способы ухода, за расширение площадей.

Этот выход в деревню имел очень большой успех, к колонии и, в особенности, к ребятам установились нормальные отношения.

При наших хождениях в деревенскую баню нас уже не забрасывали камнями. Не пели уже антисоветских песен специально для нас.

А летом мы уже открыли широко двери во время школьных праздников, которые приурочивали к праздникам красного календаря.

Тогда еще были сильны традиции старого календаря, но и соблазн прийти в советский праздник на театральное зрелище у деревни был велик, тем более, что раньше здесь никогда театральных выступлений не было.

Мы учли, что доклады и выступления перед спектаклем не пользуются успехом, так как все стремятся исключить себя из этой части советского праздника, опаздывая на праздник. Мы перенесли доклады на середину спектакля, добились, чтобы докладчики подготовлялись так, чтобы удовлетворить аудиторию, стали наполнять доклады конкретным местным материалом.

Особенно тяжело колонии было в период Кронштадтского восстания. Колонию сделали эвакопунктом. Были сделаны четыре попытки провокации колоний с требованием эвакуироваться ей самой. Только классовая бдительность помогла колонии выполнить до конца возложенную на нее задачу.

Кулацкое хозяйство, окрепшее хозяйственно в период НЭП'а, всеми мерами противопоставило себя упорным попыткам колонии поставить советское школьное хозяйство. Наши местные неуспехи возводились кулаками в масштабы отсутствия успехов советской власти, и колония прилагала все усилия, чтобы ее коллективное хозяйство не было бельмом для крестьянского глаза.

В 1924 г. летняя школа проводится в связи с общим лозунгом работы «лицом к деревне», как задача осуществления указания Ленина о том, что «не должно быть ни в городе, ни в деревне школы, которая бы не стремилась стать образцовым хозяйством городским или сельским».

Под этим же лозунгом осенью колония экспонирует на сельскохозяйственной выставке в Стрельне результаты своей работы в учебном хозяйстве и в летней школе.

И строя свое хозяйство, школа разворачивает работу за кооперирование деревни.

После года работы в районе организуется Ижоро-Знаменское сельскохозяйственное товарищество. На его средства организуется после года работы машинопрокатный пункт.

Прошедшая по сельсовету эпизоотия вагинита в деревенском стаде, когда группа ребят под руководством преподавателей естествознания и при инструктаже местного ветпункта провела лечение коров, поставила перед школой вопрос о необходимости бороться за организацию в деревне бычьего союза, как первого участка коллективизации деревни.

Школа организует бычий союз. У себя оборудует случной пункт и школьный комсомол берет шефство над этим союзом.

Борьба за коллективизацию деревни идет неуклонно вперед. Подготовляется актив, намечается организовать колхоз в одной из деревень сельсовета.

Этому помешало головотяпство: создание, за несколько дней до письма т. Сталина в сельсовете из 5 деревень колхоза гиганта, который на другой день после письма разваливается. Снова год упорной работы, и, наконец, в апреле 1931 года бригада Красных Зорь приносит в Ижоро-Знаменскую партячейку протокол с решением инициативной группы крестьян деревни Викколово в количестве 14 человек организовать колхоз.

Бригада эта была создана в соответствии с планом работы партячейки и в состав ее были включены и работники школы, учителя и комсомольцы, ребята учащиеся.

Следует отметить, что жизнь школы-колонии, ее планы, успехи и трудности всегда были предметом самой вдумчивой заботы Ижоро-Знаменской партячейки.

Успех в деле создания колхоза Викколово явился в известной мере заключительным моментом определенного этапа работы школы-колонии в деревне.

Успехи коллективизации в районе и задачи советских хозяйств побуждают Пригородный РИК поставить перед колонией вопрос о расширении площади ее хозяйства и в феврале 1932 года школе прирезают 32 га пахотной земли от тех крестьян, которые отказались обрабатывать землю.

Задачи хозяйственно освоить землю, показать преимущества социалистического сектора ведения хозяйства были задачей весны 1932 года.

В этот год границы бывшего парка имения Михайловки стали границами Красных Зорь и 100% этой земельной площади были хозяйственно освоены.

Совершенно естественно, что процесс освоения земельных участков, его отдельные этапы сопровождались целым рядом острых моментов классовой борьбы. За все прошлые годы не прошло ни одной хозяйственно-политической кампании, в которой не принимала бы участия школа.

В работе по проведению политики партии и советской власти в деревне на протяжении всей истории развития Красных Зорь значительную помощь колонии оказывала Красная армия.

Красная армия и школа

Еще с наступления Юденича школа, начавшая организовываться, установила живую связь с отрядами краснофлотцев.

Связь особенно проявилась в дни Кронштадтского мятежа. Эта связь не прекращается и с ликвидацией фронтов гражданской войны.

Школа, совершив экскурсию в полк, на партсобрании полка ставит вопрос о помощи школе и выделении работников полка в школу. Партколлектив полка и комсомольская полковая организация выделили работников для связи с колонией.

Работники Красной армии прежде всего показали ребятам значение сознательной дисциплины. В лице выделенных товарищей красноармейцев школа находила всегда лучших помощников. Полк выделял красноармейцев для проведения совместных субботников. В деревню учителя и школьники-комсомольцы часто ходили вместе с красноармейцами.

Вместе с этим полком школа провела большую работу по организации первой Стрельнинской сельскохозяйственной выставки. Здесь была проведена большая культурная работа и в частности силами школы проведены три курса с демобилизованными красноармейцами по вопросам колхозного строительства.

Связь идет всегда по двум линиям: школа дает свои культурные силы в полк, организует выступление ребят, проводит в полку выступления ребят, фотообслуживает через свой фотокружок, принимает экскурсии, ведет кружки и т. п.

Полк, со своей стороны, выделяет военных работников для военизации и проводит 1-2 субботника помощи школе, а также прикрепляет партийных и комсомольских товарищей.

Своей связью с Красной армией и совместной работой школа вправе гордиться.

А Красная армия может также отметить, что ею немало положено сил, чтобы помочь не только работе Красных Зорь в целом, но и в особенности ее комсомольскому коллективу.

Комсомол в Красных Зорях

Еще в 1919 году в колонии поставили телефон. Говорить по телефону в то время нам было не с кем.

Но вот вдруг в один прекрасный день после предварительного телефонного звонка в колонию передают телефонограмму.

«Волостной комитет РКСМ предлагает заведывающему колонией выслать в комитет всех подростков, начиная с 16 лет».

Эта телефонограмма была предвестницей организации в колонии комсомола, хотя в то время ребят выше 16 лет был только один.

Эта телефонограмма сделалась поводом для оформления работы политпросветительного характера, она дала толчок к тому, чтобы мы обсудили вопрос об организации кружка политического просвещения, оформив ту работу, которая велась до этого систематически. Кружок организовался из наиболее сознательных и активных старших по возрасту ребят.

Кружок сформировался как одна из самоуправленческих ячеек.

Кружок поставил задачу помогать коммунистическому просвещению.

В основу работы его было положено изучение азбуки коммунизма Бухарина. Кружок одновременно с политучебой решал задачи конкретной общественно-политической работы.

Первой обязанностью кружковцев было чтение газет. Кружковцы должны были готовиться к докладам. Кружковцы прорабатывали главу за главой «Азбуку коммунизма».

Решительное испытание получили кружковцы во время Кронштадтского восстания.

Они в основном несли все необходимые в то время дежурства днем и ночью.

После Кронштадта кружок вырос количественно и окреп качественно.

Стали устраиваться вечера пропаганды, ярко освещали пути борьбы за преодоление трудностей, или, как выразился один из краснозорьцев: «В кружке мы научились не ныть, а строить».

Актив кружка неоднократно ставил перед Стрельнинской волостной комсомольской организацией вопрос о возможности организовать в Красных Зорях ячейку комсомола.

Предложение это в то время со стороны волостной организации сочувствия не встретило, так как в окружении школы не было предприятия.

Годом рождения комсомольской ячейки явился 1923 г.

В 1923 г. по Ленинграду была объявлена неделя помощи школе. Задачи ее обсуждались на кружке. Прошла неделя, но помощь нашей школе не пришла. Кружок решил предложить нашему самоуправлению организовать неделю самопомощи.

Самоуправление выделило специальную комиссию самопомощи, и в колонии закипела работа. Работу решили закончить большим общим субботником. И вот когда в колонии наступил разгар субботника, перед зданием остановился автомобиль. Оказалось, что это группа товарищей из Севзапвода, которые знакомятся с загородными школами, чтобы выбрать себе подшефную школу. Это были «искатели» объекта помощи школе. Кипучая деятельность самопомощи им понравилась. Они заявили, что принимают шефство над колонией. Это был первый шеф колонии.

Партийное руководство Севзапвода обратило внимание на ненормальное отношение волостной организации к вопросу организации в школе-колонии ячейки комсомола, выделило через свою комсомольскую организацию крепких ребят, которые, ознакомившись с нашим активом, приступили к организации в колонии комсомола. Таким образом комсомольская организация Севзапвода стала организатором коллектива РКСМ в школе. (Одним из организаторов ячейки ВЛКСМ в колонии является теперешний секретарь Ленобкома и Горкома ВЛКСМ т. И. Вайшля).

Связь ребят колонии с рабочей молодежью Петрограда сыграла громадную роль в деле укрепления и развития успехов комвоспитания в колонии. Укреплению этой связи способствовало и то, что для комсомольцев Севзапвода колония организовала летний дом отдыха. Ребята колонии и рабочая молодежь устраивали общие субботники, проводили общие экскурсии.

Актив колонии, общественно-политически подготовленный и все время мечтавший стать в боевые ряды комсомола, организованный в комсомольский коллектив, не замедлил дать показатели комсомольской работы.

С первого же дня организации комсомола школьная печать стала и комсомольской.

Вот как пишет стенная газета школы «Правда в Красных Зорях» в своей передовице 25-го номера:

«С сегодняшнего дня мы должны торжествовать особенно: наша газета не только уделит внимание вопросам РКСМ, но так как ее организационное ядро — ячейка содействия по организации литературно-издательского дела в школе целиком состоит из членов РКСМ и так как 99% ее сотрудников члены РКСМ, она сумеет оправдать не только свой заголовок, но и ту программу, которую мы наметили год тому назад».

Особенное значение организация комсомольской ячейки играла в деле углубления самоуправления в колонии.

Вслед за организацией коллектива вопросы самоуправления стали боевыми вопросами работы.

И среди них вопросы качества учебы заняли сразу же ответственейшее место. Этот участок работы оказывался наиболее трудным для комсомола.

Наша школа была девятилеткой, а девятилетка в то время симпатиями комсомола не пользовалась.

Первый выпуск окончивших колонию в 1924 г., правда, всего в количестве 10 человек, был на 100% комсомольским и все окончившие направились учиться дальше в ВУЗ'ы. Это стремление комсомольцев учиться дальше с этого выпуска стало традицией.

Сейчас, после решения ЦК ВКП(б) о школе, комсомольская организация стала на передовые посты и в борьбе за ликвидацию коренного недостатка школы и в борьбе за усвоение основ наук.

Комсомольцы заключают индивидуальные договора на ликвидацию своего отставания. Заключаются и договора на сдачу зачетов не только на удовлетворительно, но и на хорошо.

Ответственейшую работу вел Краснозорьский коллектив по линии организации работы в деревне. Обстановка для этой работы была особенно тяжелая. Деревни, в которых работал коллектив, были пригородными, соседями бывших великокняжеских дворцов.

Но эта тяжелая обстановка не мешала развертыванию комсомольской активности.

Действенной работе ячейки способствовало то обстоятельство, что она была непосредственно и непрерывно связана с работой в деревне.

Не голая агитация, а проведение до конца намечаемых партруководством мероприятий — вот что закаляло комсомольцев активистов.

Работы ячейки протекали на самых различных участках.

Здесь и трудовая помощь бедноте, создание финансовых фондов для укрепления средств Комитетов Крестьянской Взаимопомощи посредством проведения платных субботников, участие в субботниках вместе с общественностью района, оборудование лавки и склада первого в районе сельско-хозяйственного кооперативного товарищества, трудовое шефство над уходом за быком первого в районе Бычьего союза, шефство над деревенской пожарной дружиной, работа по коллективизации деревни, укрепление первого в районе колхоза трудовой помощью, которая насчитывает тысячи комсомольских часов и т. д.

Комсомольская организация Красных Зорь имеет полное право не только на главу в книге, а на составление полной книги, целой истории коллектива.

Наряду с успехами работы коллектива следует отметить две наиболее тяжелые ошибки.

Первая, возникшая естественно — замена школьной самоуправленческой организации комсомольским коллективом и вторая — организация длительной борьбы по ликвидации продленного дня в школе и автоматической его замены комсомольскими кружками. Ошибки были изжиты только после большой работы, сделанной не только в коллективе школы, но и в волостных организациях, и следует отметить, что ликвидация этих ошибок ознаменовала глубокий качественный рост коллектива и его общественно-политическую зрелость. С момента ликвидации этих ошибок произошла и переоценка роли работ комсомольцев в волостной организации. Дальнейшая работа коллектива стала центром работы волостной организации.

Следует отметить еще один важнейший участок работы комсомола в Красных Зорях.

Красные Зори начали свою жизнь, укрепили ее, развили и сделали содержательной через организацию у себя учебного хозяйства. Роль хозяйства как учебной лаборатории и подсобное его значение в тот период времени явно недооценивались, и то, что комсомол в авангарде учащихся строил это хозяйство, то, что он также в авангарде налаживал учебные лаборатории в хозяйстве, оставалось незамеченным.

Особенно было тяжело комсомольской организации в период левого прожектерства в вопросе о пришкольном хозяйстве.

Комсомол обвиняли, что он противится передаче хозяйство в только что организованный колхоз. Нужно было много комсомольской энергии и энтузиазма, чтобы сохранить у всех ребят школы здоровое рабочее отношение к труду в хозяйстве, но нужно было еще больше энтузиазма, чтобы отстоять целость и невредимость этого хозяйства до сегодняшнего дня.

И если ко времени постановления ЦК ВКП(б) о начальной и средней школах Красные Зори пришли с не разрушенной лабораторией для учебного предмета агрономии в политехнической школе, то в этом большая доля заслуги и комсомольской организации.

Политическому росту комсомольского коллектива способствовала постоянная живая связь с Красной армией.

С первых дней организации коллектива N-ский ж.-д. полк через свое партийное и комсомольское руководство по-красноармейски деловито выделял лучших своих товарищей на помощь работе. Эта работа продолжалась особенно длительно с N-ским отдельным эскадроном связи.

Семь лет шефства этой части над Красными Зорями — это семь лет непрерывной помощи и комсомолу.

Отмечая жизнь комсомольской ячейки, следует подчеркнуть и роль всего коллектива работников Красных Зорь в деле помощи в работе коллектива ВЛКСМ.

Со дня организации комсомола Красные Зори поставили своей задачей помогать комсомолу так, чтобы комсомольская организация была в авангарде всех фронтов работы как школьной и внешкольной, так и, в особенности, работы общественной.

На собраниях педсовета и его комиссий появляются вопросы, связанные с обязанностью учителя помогать комсомолу. При создании комсомолом ряда своих специфических комсомольских кружков учителя направляются в них для помощи текущей работе.

При проведении хозяйственно-политических кампаний в деревне педагогами обеспечивалась вся подготовительная работа.

Порою комсомольская молодежь даже иронически относилась к этой подготовительной работе. Но это продолжалось только до выхода на работу в проводимой кампании, а затем, когда стояли отчеты и ребята имели возможность сравнить работу на своем участке, где они были подготовлены с работой тех товарищей, которые явились просто на работу без подготовки, комсомольцы стали ценить эту помощь.

Делу подготовки к текущей комсомольской работе систематически оказывали помощь два организованных кружка: текущей политики и газетный.

Через эти кружки и пользуясь руководящим партийным и комсомольским материалом журналов, газет, материалом съездов и конференций, школа помогала вооружаться комсомольцам знанием актуальнейших постановлений и решений, помогая им сознательно их прорабатывать. Следует отметить, что на ежегодных отчетных комсомольских собраниях этот участок работы учительства колонии с комсомолом школы всегда отмечался как одни из значительных моментов в жизни Красных Зорь.

Проведение общественно-политических кампаний всегда шло в таком порядке, что под руководством выделенного Ижоро-Знаменской партячейкой бригадира создавалась бригада, которая включала в себя и учителей, и комсомол, и учащихся, и пионеров, а часто и технических работников школы.

Бригады соответственно технически подготовлялись учителями, а затем действовали под руководством комсомольцев в той части, где можно было обеспечить работу молодежными силами.

Значительная работа краснозорьской ячейкой проведена в организации добровольных обществ.

Сейчас ячейки Осоавиахима и ОПТЭ признаны первыми по работе в Пригородном районе. Успех этот, конечно, нужно отнести за счет работы комсомольского актива этой ячейки. На сегодня комсоорганизация насчитывает 110 человек. В день Х-летия пионерской организации комсомольцами принято постановление сделать нашу пионерскую базу образцовой в Пригородном районе.

Пионеры

300 пионеров в базе имени Златы Ионовны Лилиной при Красных Зорях — это цифра реальной комсомольской работы со сменой смене.

История организации пионеротряда имеет в Красных Зорях свои страницы.

Начало пионерской организации было бы значительно более ранним, если бы не отсутствие наличия вблизи от школы предприятия. А в те дни базы строились только при предприятиях.

Однако наличие среди пионерского возраста детей-школьников, работы комсомольцев, которая по существу была работой пионервожатых, наличие хозяйства в школе по типу совхоза, побуждает Стрельнинское Волбюро ДКО разрешить организовать в колонии базу.

Подшефный ж.-д. полк обеспечивает целый ряд специальных пионерских занятий выделением крепких партийцев и комсомольцев из состава своих кадров.

Личная и постоянная связь З. И. Лилиной с ребятами колонии, проведение ею ряда собраний с ребятами на самые животрепещущие темы, всегдашнее внимательное отношение к интересам ребят в стройке Красных Зорь, побуждает комсомольскую организацию дать базе имя З. И. Лилиной.

С первого же дня к базе педсовет прикрепляет для работы ряд учителей.

Организуется клуб пионеров. В 1925 году в целях поднятия пионерактивности пионерклуб еще до занятия дворца всей школой уже получает лучшее во дворце помещение для развертывания своей работы.

Из спец средств хозяйства школы выделяются средства на оборудование клуба. Проводятся пионерские экскурсии. База свои отряды и звенья прикрепляет к ротам, батареям и взводам тех красноармейских частей, с которыми ведут совместную работу Красные Зори.

Были в работе базы и ошибки. Эти ошибки заключались в ликвидации самоуправления первой ступени, в передаче его функций пионерорганизации, классы становятся отрядами, звеновые старостами, учебное хозяйство получает название пионерского и детского колхоза.

Но ошибка скоро осознается и самоуправление снова занимает свое место.

В борьбе стать первой организацией в районе пионербаза имеет в истории своей работы целый ряд славных страниц.

С первых же дней организации создана пионергазета «Костер разгорается». Газета существует уже 8 лет, она выходит регулярно и называется газета пионеротряда и школы.

Страницы этой газеты полны строками истории борьбы всей организации и отдельных пионеров за качество работы Красных Зорь.

Являясь детищем «Правды в Красных Зорях», она подготовляла для нее кадры.

С комсомольским возрастом в организации велась работа по подготовке их к комсомолу. В свое время пионербаза в Райбюро ДКО выдвинула задачу: пионеры на сел.-хоз. производство, которая в Красных Зорях разрешалась неплохо.

Был проведен ряд слетов и в районе и в Красных Зорях, где вопросы летней работы пионеров, ее связи с сельским хозяйством База Красных Зорь пропагандировала докладом и показом своего опыта.

Учитель Красных Зорь всегда был помощником в пионер-работе.

В производственных планах школы всегда были разделы о помощи учителя пионерам, в 1931 году этот план имел уже главу, как учитель должен помогать пионерской организации.

Для пионерактива внутри базы проводились курсы подготовки к сборам, курсы политграмоты и т. п.

В девятилетке пионерработа комсомольцев была всегда естественным этапом его комсомольского развития.

Комплектование агропедтехникума в первое время осложнило вопрос, так как работать в пионерорганизации ребята-техникумцы считали ниже своего достоинства.

Решение ЦК ВКП(б) о пионерской организации исправило этот наш недостаток, и сейчас решение и Бюро и пленума коллектива ВЛКСМ ставит задачу сделать комсомольскими силами работу пионербазы первой в районе.

Таким образом, наметив в 1919 году план своей работы как план осуществления задач, выдвинутых Октябрем перед школой, Красные Зори шаг за шагом сорганизовали рабочий коллектив, установили связи с общественностью, местной властью и Красной армией, и под руководством местной парторганизации уже 14 лет ведут неукоснительную борьбу, преодолевая трудности стройки новой политехнической школы. Обратимся к отдельным участкам этой борьбы.

Летняя школа

Первая школьная работа в колонии была работой летней школы.

План этой работы наметился после того, как преподаватели естествознания учли опыт своей работы в предыдущее лето 1919 года.

Чтобы определить конкретно, чем летом можно и нужно заняться с ребятами, был произведен опрос всех ребят для выяснения их знании по всем предметам.

Результаты опроса в области естествознания, например, дали исключительные ответы. Так одна из девочек 5 класса на вопрос, откуда берутся семена и в частности семена репы, дала такой ответ:

«Да из репы же.

А каким образом? — А вот репу надо мелко нарезать, ну а потом высушить. Ну а потом… Ну а потом… сеять».

Подобные ответы сразу же мобилизовали учителей на борьбу за знания.

Решено было летом, во-первых, использовать природную и сельско-хозяйственную обстановку для организации занятий по естествознанию и одновременно с этим провести борьбу с отсталостью и по русскому языку и по математике. Сейчас иногда приходится слышать упреки, что в первой своей летней школе Красные Зори извратили идею летней школьной работы тем, что организовали летом и занятия по отдельным дисциплинам. Но перед нами с 1-го мая встали задачи укомплектовать классы для зимней работы, и нам хотелось и летнее время использовать для того, чтобы подогнать отстающих.

В нашем первом расписании летнего школьного дня значительное место имели, конечно, занятия естествознанием. Летний день был построен в таком плане: утро — занятия по расписанию до завтрака, с завтрака до обеда дети были свободны в выборе своих занятий. В это время развертывалась работа клубного порядка: спортивные игры, занятия музыкой, пение, драматизация, работали библиотека и читальня. После обеда с 5½ часов вся колония всем своим составом шла на сельско-хозяйственные работы. В то время работы были преимущественно на огороде.

Уже первые сельско-хозяйственные работы преподаватели естествознания стали увязывать со своими занятиями.

С весны начались прежде всего регулярные фенологические и метеорологические наблюдения. Программы их были сделаны в соответствии с развитием той группы класса, которая эти наблюдения вела. Программа летних занятий по ботанике была увязана с культурными растениями огорода и сорняками. Группы, занимающиеся зоологией, изучили фауну прудов парка; они стали вести работу с первым ульем, приобретенным летом в колонии. Купленный, вернее товарообменный, в середине лета поросенок также послужил предметом изучения его роста. Составлялся гербарий растительности парка, коллекции биологии развития огородных растений. Были засажены первые скромные опыты на школьном огороде.

Интерес ребят к занятиям, увлечение новой работой преподавателей естествознания и втянутость в сельско-хозяйственную работу всех работников колонии привели к тому, что и преподаватели русского языка стали использовать нашу новую школьную жизнь, как материал для занятий, а математики стали снимать планы, составлять задачи с новым содержанием.

Педагогический коллектив оценил свой удавшийся опыт тогда, когда колония получила предложение принять участие в Петроградской сельско-хозяйственной выставке и когда она рискнула выставить не только выращенные ребятами выставочные экземпляры овощей, но и те школьные работы, которые она провела летом в связи с развернутым сельским хозяйством.

На выставке же мы вывесили и свой тезис о том, чем бы мы хотели быть, приведенный в начале нашей статьи.

И на этой же выставке в небольшом плакате мы объявили о том, что сельскохозяйственное окружение загородных школ настоятельно требует построения курса естествознания и в ботанике и в зоологии с обязательным и преимущественным использованием сельско-хозяйственного материала.

Мы выдвинули идею сельско-хозяйственного уклона в естествознании для загородных школ.

Этим ни какой мере не отрицалась безусловная необходимость проработки материала программы основ естествознания.

Колония тогда никак не ожидала, что этим своим тезисом она открывает борьбу с целой школой методистов, которые, прикрываясь фразами борьбы за знания, впоследствии оказались контрреволюционерами-райковцами, получившими нарицательное имя от руководителя своей школы профессора Райкова.

Осенью при обсуждении опыта работы колонии эта группа квалифицировала работников колонии как «огородников, ничего общего с педагогикой не имеющих».

Это обстоятельство побудило колонию еще внимательнее отнестись к своему опыту и к следующему лету. Проработав государственную программу знаний в разделе биологических наук, колония наполнила ее целиком содержанием из местной природы и в особенности материалом из организованного ею хозяйства.

В этот же год из опыта летней школы наметились пути одной из значительнейших задач всех предстоящих работ колонии.

Создание школьных участков сельского хозяйства и работа естественника на них заставила приступить к реорганизации кабинета естествознания. Основная реформа работы в этот год заключалась в том, что в кабинете стали создавать уголки естествознания в связи с теми или другими отраслями сельско-хозяйственного производства. В тот год наиболее сильными оказались уголки фенологии и метеорологии, уголок по привлечению в парк полезных птиц, уголок борьбы с вредителями и уголок огородничества.

В них собирался разнообразный учебный материал, коллекции, диаграммы, задания на зиму и на предстоящее лето, раздаточный материал и т. п.

Наш кабинет стал интересовать работников естествознания соседних школ. Это обстоятельство укрепило работу над идеей реконструкции кабинета естествознания, а также и расширило прием экскурсий.

Все последующие летние кампании были кампаниями по углублению и расширению задач, которые перед школой стали в первое лето.

Следует отметить, что успехи летней работы Красных Зорь поставили уже колонию во второе лето в положение учреждения, так сказать опорного по летней работе.

До 1925 года ЛГОНО каждое лето систематически организовывало массовый выезд детей ленинградских школ в летние колонии. Колонии выезжали в сектора. В Стрельне был организован сектор для 13 летних колоний с количеством детей, доходившим до 3.000, и вот Красные Зори и являлись той центральной колонией, около которой организовывалась работа Стрельнинского сектора. К числу работ сектора, в которых играли ведущую роль Красные Зори, необходимо отнести целый ряд, о которых в свое время отмечалось в отчетах учреждений и комиссий по летней школе Научно-методического Совета.

В Стрельнинском секторе впервые после опыта проведения конференции актива детского самоуправления с разрешения Соцвоса ГубОНО была организована первая конференция учащихся и на ней были заслушаны доклады ребят о ходе их летних работ под лозунгом того года «Лицом к деревне». Участники конференции и учащиеся и педагоги с большим удовлетворением вспоминают эту конференцию. Успехи и недостатки этой конференции и ее опыт послужили осенью материалом для созыва Соцвосом в Ленинграде первой тогда в Ленинграде конференции учащихся.

Конференция в Стрельне наладила издание стенгазеты сектора, в которой работали все активисты стенгазет летних колоний. Для работы в этой стенгазете удалось привлечь ряд общественных организаций Стрельны и в частности красноармейские части. Красные Зори внесли в сектор инициативу проведения совместных дальних экскурсий, используя свой опыт и те маршруты, которые были уже Красными Зорями педагогически подготовлены.

Работа по организации дальних пешеходных экскурсий в летней школе Красных Зорь занимает особое место и ей мы уделим впереди специальные страницы.

Особенного внимания заслуживает опыт создания местной детской почты между колониями. Ежедневно от колонии до колонии шла корреспонденция, сообщающая о заслуживающих внимания соседних колоний событиях. Корреспонденцию заносили в общую тетрадь. По приходе почты в колонию, там переписывали материал для информации учащихся колонии и давали от себя местный материал. Почта стимулировала и учебные занятия в летней школе и общественную работу и общую дисциплину.

Следует только пожалеть, что материал этот в свое время, выставленный на выставке и взятый для организации музея, погиб.

Наибольший успех в секториальной работе имел составленный Красными Зорями план единой общественной работы всех колоний в связи с представленными колониями в сектор их индивидуальными планами летней школы. Заключительным этапом этой работы явилась организация первой Стрельнинской сельско-хозяйственной волостной выставки.

Работа колоний и в частности Красных Зорь по окончании выставки была отмечена специальным постановлением Стрельнинского ВИК'а. Работа эта заключалась в том, что в течение лета каждая колония в определенной деревне, к которой она была прикреплена, вела подготовительную работу для выявления экспонентов и экспонатов, осуществляя задачу выдвижения бедняцких хозяйств и хозяйств, проводящих агрокультурные мероприятия.

Одновременно с этим все колонисты провели ряд воскресников для приведения в порядок помещений, отведенных под выставку.

В этой работе колония тесно увязалась с 2 жел.-дор. полком, который также принимал деятельное участие в технической помощи организации с.-х. выставки.

Значительная работа была проведена по организации массовых детских праздников и демонстраций в дни красного календаря.

Опыт летней работы школы-колонии Красные Зори и организованной методической работы по вопросам летней школы в Ленинграде также сыграл известную роль.

Ежегодно в своих отчетах и планах, представленных в комиссию по летней школе ПКС ЛГОНО, Красные Зори выдвигали тезис о необходимости сосредоточивания максимального внимания на использование в летней работе природной сезонной обстановки и в особенности необходимости не только использования сельско-хозяйственного производства, как одного из главных отраслей, которые школе надлежит изучать, но и необходимости организации своего пришкольного сельского хозяйства.

Выдвигаемые школой тезисы в 1925 году легли в основу общегородского плана летней работы. Сущность его была в том, что, принимая как аксиому, что всякая школьная работа должна идти в соответствии с государственной программой знаний, летняя работа должна строиться из триединой формулы:

1) Наличие сел.-хоз. производственного объекта в соответствии с хозяйственно-политическими задачами района определяет характер с.-х. производительного труда в летней школе и характер отрасли хозяйства, которое она должна организовать.

2) Сел.-хоз. производственное окружение диктует необходимость локализировать конкретным сел.-хоз. производственным и природным материалом учебные планы летней школы.

3) Общественно-полезная работа должна являться следствием изучения и производительного труда, а не носить самостоятельного и самодовлеющего характера.

Так от первого опыта скромной летней школы, решая задачу сельскохозяйственного уклона в подборе конкретного материала для занятий по естествознанию, школа пришла к стройному плану, к определенной системе организации летней работы. Совершенно естественно, что рожденная летней школьной работой на своем дальнейшем пути школа, учитывая опыт этой работы, должна была сделать дальнейший вывод.

И если первым выводом из опыта было решение задачи о необходимости агрономизации материала в преподавании естественных наук, в целях приближения школы к жизни и социалистическому строительству, в целях нахождения наиболее конкретных форм, где школа могла бы решать задачу подготовить строителя социализма, то последующим выводом было углубление этого опыта и постановка проблемы сельскохозяйственного уклона во всей школьной работе.

Сельскохозяйственный уклон

Весна 1921 года была временем оживленного обмена мнений по вопросу о том, чем же должна быть школа-колония. В этот год под Петроградом насчитывалось 37 школ-колоний. Несмотря на исключительнейшие хозяйственные трудности, в которых находились колонии, работники их проявляли такой несоответствующий этим трудностям энтузиазм, что Петроградское ГубОНО поддержало идею развертывания методической работы своего колониально-агрономического сектора и организовало специальную методическую комиссию.

Ряд руководителей колонии выступили не только с отчетами о текущей работе и планами на предстоящее время, но и с оформленными тезисами, где идеи положения о единой трудовой школе конкретизировались реальной практикой работы.

В этот же период идея сел.-хоз. уклона в естествознании, расширенная первым опытом летней школы в Красных Зорях, оформилась в тезисы о сельскохозяйственном уклоне всей школьной работы.

Колония сделала доклад, а позже тезисы этого доклада были направлены в Москву. Тогда эти тезисы были рассмотрены, как частный случай работы отдельной колонии. Позже при НМС ЛГОНО была организована специальная комиссия по школе с сел.-хоз. уклоном.

В этой комиссии ряд колоний сделал доклады об их понимании идеи сельско-хозяйственного уклона. Впервые эти доклады были сделаны в 1922 году. В 1923 году они были по поручению комиссии оформлены в тезисы и в 1924 году в Ленинграде состоялась первая конференция по сельско-хозяйственному уклону в школе.

Сущность тезисов, выдвинутых Красными Зорями, состояла в том, что:

1) сельско-хозяйственный уклон понимался как решение задачи связи школы с производством.

2) Отсюда естественно, что сельскохозяйственный уклон предлагался школе, расположенной в сел.-хоз. производственной обстановке.

3) Уклон понимался не как цель работы школы, а как средство, которое поможет всесторонне развить ребенка.

4) Уклон понимался так, что он ни в какой мере не отодвигает на задний план выполнение государственной программы знаний.

5) Тезисы об уклоне отмечали, что задачи школьно-краеведческой работы в связи с уклоном наполняются действительно реальным содержанием, связанным с задачами соц-стройки.

6) Сел.-хоз. уклон определял и место мастерских в школе, через который тезисы предполагали «отвлечь мастерские от того «ручного труда», которым мастерские в то время занимались».

7) Тезисы намечали и необходимость связи с индустрией, для чего уклоновой школе предлагалось иметь план длительных экскурсий.

8) И наконец тезисы отмечали и то, что правильно понимаемая и проводимая работа по сельско-хозяйственному уклону обеспечит действенную и подчиненную школьным задачам общественно-полезную работу (Тезисы И. В. Ионина. Загородная школа с сел.-хоз. уклоном. Сборник Новая школа в деревне).

Одновременно с этими принципиальными тезисами колония выступила с тезисами по вопросу «О научно-организованном сельско-хозяйственном труде как естественном методе физического воспитания в школе за городом (Там же тезисы С. А. Ягунова).

В первый период подготовительных материалов для оформления вопроса о сельско-хозяйственном уклоне разногласий в комиссии по уклону как будто бы не было. Наиболее яркими представителями практического осуществления и теоретического оформления идеи сел.-хоз. уклона в школе в то время были 30 школа, 189 школа, Сиверская школа, Красные Зори.

Но последующие годы раскололи комиссию резко на два лагеря.

30 советская школа выдвинула идею практизации в школе, идею подготовки через девятилетку агроработника, способного выполнять агрономические поручения.

Споры методического порядка из комиссии переносятся на пленум НМСовета и на одном из его заседаний Красные Зори получают оценку «как школа, не имеющая целевой установки».

Ответ на такую постановку вопроса в те дни Красные Зори дали статистической сводкой выпусков девятилетки.

Первый выпуск в школе был в 1924 году. Школа выпустила 10 чел. Все окончившие шли учиться дальше. Второй выпуск также на все 100% пошел учиться, причем в агровтузы направилось 75% выпуска.

Школа этими цифрами показывала, что уклон есть средство всестороннего развития учащегося, что это материал для концентрации усвоения основ наук, что это материал для увязки учебных дисциплин с практикой.

Период споров о сущности уклона был тяжелым периодом в стройке Красных Зорь и в особенности потому, что опорной школой по уклону была избрана школа, стоящая на точке зрения практизации (профессионализации) уклоновой работы.

При реформе школ в семилетки Красным Зорям также пришлось выдерживать атаки ретивых специализаторов, которые настаивали на том, чтобы школьники 14—15 лет делались бы техниками-бригадирами для колхозов.

Но было бы неверным, если бы Красные Зори умолчали о тех уклонах, в которые она впала в связи с сел.-хоз. уклоном. Успехи в области использования сел.-хоз. материала при проработке курсов естествознания, химии, отчасти физики и ряда практических работ по математике увлекли в один из годов школу на путь агрономизации всех предметов и на Всесоюзной сельско-хозяйственной выставке в Москве в 1923 году школа показала «перлы» этого опыта. Так в 6 классе в ту летнюю кампанию в связи с зоологией летом проводилась тема рыбоводное хозяйство. Так вот все предметы в этот год в этом классе занялись рыбоводством, на выставке был выставлен альбом, где ребята «изучили» литературу и выбрали в него все, что касалось вопросов о пруде.

К сожалению для других школ ошибка Красных Зорь тогда не была отмечена. А когда на следующий год школа сама осознала свою ошибку, массовая школа была в плену у комплекса, и наша ошибка не раз пропагандировалась как достижение.

Особенно школа пострадала и от прожектерского метода проекта. Правда следует отметить, что проекты в Красных Зорях были проектами для естествознания, но как и в ошибке 1923 года с описанным выше прудом преподаватели всех дисциплин, увлекаемые общим «проектным» настроением, «постарались» в деле углубления коренного недостатка школы.

Работая методически над вопросами сельскохозяйственного уклона, школа убедилась, что решение задач политехнизации ее будет только тогда реальной, когда трудовая подготовка пойдет по определенной строго продуманной и увязанной с общеобразовательной программой системе.

Уже в первые годы работы по уклону определилось, что каждый год обучения, для того, чтобы сохранить как с одной стороны внутреннюю логику предмета естествознания, так с другой и обеспечить действительную связь учащихся с производством в данной отрасли сельского хозяйства, должен иметь свою отрасль, наиболее близкую к систематическому расположению отдельных курсов в естествознании. В летней школе 1921 года наметилось такое распределение производств для отдельных годов обучения: 4-й год — птицеводство, 5-й — огородничество, 6-й — животноводство, 7-й — семеноводство и пчеловодство, 8-й — кормодобывание, 9-й — общие вопросы организации сельского хозяйства.

За удержание этой системы расположения производственного материала школа также должна была выдержать бои.

Эти бои оказались особенно жестокими в период выхода программы ШКМ и объявления в этих программах основным ведущим методом метода проектов (См. статью «Сел.-хоз. уклон в летней школе» И. В. Ионина). Работа по уклону и методическая проработка программ в школе проявилась в составлении для летней работы особых тем летней работы, связанных с годовым курсом естествознания и той отраслью школьного сел.-хоз. производства для данного года обучения, которую школа за данным классом закрепляла.

Увлечение методом проектов привело к тому, что эти темы получили прежде всего каждая соответствующую проектную редакционную формулировку.

Одновременно с этим школе было предоставлено право работать по разработанной ею схеме расположения учебного материала, разбить общие темы на ряд проектов. Получилась звонкая цепь проектов отделов общей темы.

Так в 5 классе, где параллельно с курсом ботаники школа проводила летом тему огородничество, наполняя и занятия по ботанике конкретным материалом из огородной растительности, получились проекты: «Подготовимся к весенней посевной», «Включимся в организацию парникового хозяйства», «Обеспечим успех прополочной кампании» и так далее.

Следуя общему потоку увлечения проектным методом, Красным Зорям все-таки удалось сохранить до выхода новых программ 1932 года расположение материала по годам обучения и логическую систему расположения ботанического материала внутри темы.

Следует отметить, что также как первой школьной отраслью сельского хозяйства явилось огородничество, так первой методически проработанной темой явилась тема огородничество.

Темы эти прорабатывались в соответствии с сезонным развертыванием производства и в общем бюджете времени учебной сетки и шли за счет времени летней работы, и в расписании эти часы обозначались, как часы работы над темой.

Исключительное внутреннее удовлетворение школа получила после выхода программ 1932 года, как программ, намечающих реальное выполнение решения ЦК ВКП(б) о школе.

В Красных Зорях схема расположения учебного материала по естествознанию во всей предыдущей работе оказалась схемой, данной новыми программами.

Борьба за определенную систему в расположении учебного материала при уклоновой работе не являлась единственным фронтом, на котором Красные Зори вели работу.

Наиболее тяжелым фронтом оказался вопрос об организации в школе пришкольного учебного хозяйства.

Учебное хозяйство

При входе в школу-колонию на одной из разрушающихся каменных стен сделана ребятами колонии надпись: «Сделаем наше хозяйство образцовой лабораторией политехнической школы».

В этой формулировке заключена целеустремленность школы в деле организации школьного хозяйства. История развития хозяйства Красных Зорь написала за эти годы много страниц.

Вот 1920 год. Весна. Колония строит первый участок своего хозяйства — школьный огород. Трудная, вернее непосильная работа в то время и для взрослых, для педагогов колонии.

Голодное зимнее питание ребят, жизнь без света, без тепла обессилила нас всех к весне физически. Но сколько энтузиазма было 1 мая 1920 года, когда колония вышла вскопать свои первые 60 квадратных метров.

Первые всходы дают новую зарядку сил и первым летом колония собирает урожай: 900 пудов брюквы, 500 пудов капусты и 200 пудов других овощей.

Это не только уже гордо звучало, но это было реальным фондом питания на предстоящую зиму.

Ряд оформленных учебных работ по естествознанию на огороде явился также реальной агитацией за идею с.-х. уклона в учебной работе.

Успехи огородной кампании заставили нас выдвинуть формулу о том, что «мы сами» можем внутри себя преодолеть ряд трудностей, мешающих нормальной жизни. Наш тезис о том, что школа должна строить для своей учебной работы свое школьное сельское хозяйство, был прекрасно осознан ребятами. Реальных возможностей к осуществлению этого тезиса, кроме наших собственных трудов, не было никаких. Однако об отдельных новых отраслях мечтали. И вот на одном из очень частых в то время общеколониальных собраний во время обеда однажды был поставлен вопрос о приобретении для школы улья. К вопросу подошли просто. Послали разведку и у одного из пасечников в глубине уезда нашли возможность приобретения улья. Пасечник предлагал улей в обмен или на корову или на продукты. По нашим подсчетам оказалось, что просимые пасечником продукты — это дневная порции нашего питания. Но на собрании, когда разведчики докладывали положение дел, было решено: «Хотя бы день и не есть, но улей приобрести». И летом 1920 года улей стал среди грядок нашего первого огорода. Улей поставили сразу же на весы, чтобы вести наблюдение за жизнью пчел. Сразу же стали готовить в тогдашних наших скромных мастерских наблюдательный улей для кабинета естествознания. Так родилась у нас вторая отрасль сельского хозяйства — пчеловодство.

Сейчас школьная пасека насчитывает 30 опытных ульев.

Опыт с приобретением улья очень понравился. Урожай с нашего огорода нас настолько в то время уже подкреплял, что, конечно, голодать нам целый день из-за улья не пришлось. Мечты о меде привели к мечтам о свиноводстве.

К осени в таком же порядке, как был приобретен улей, т. е. в порядке товарообмена, был приобретен и первый в колонии поросенок.

Поросенок создал еще одну отрасль — мелкое животноводство.

Сейчас в колонии свиное стадо состоит из 10 маток, одного хряка и 20 подростков. В прошлом хозяйственном году Красные Зори продали поросят на 6.000 (шесть тысяч) рублей. Затруднения с семенами в первом же году поставили перед колонией вопрос об обеспечении предстоящих посевных кампаний своими семенами. С осени были отобраны семенники огородных растений и с весны второго года в колонии развертывается семеноводство.

Сейчас семеноводством занято в колонии 1,5 га земли. Выводятся семена капусты, брюквы, семена летних садовых растений. Колония провела большую пятилетнюю опытную работу по определению причин махровости левкоев, сейчас работает над отбором наиболее ранних сортов капусты и в частности, над капустой № 1. Колония продвигает в парниковые хозяйства парниковый огурец, показавший себя плодовитым сортом на протяжении ряда лет. Семена огородных растений колония в государственный котел уже сдает центнерами.

1922 год был годом «расширения» животноводства. З. И. Лилина направила в Красные Зори корову. Хозяйство, откуда была направлена корова, довело ее до такого состояния, что она не могла от бескормицы стоять.

Сейчас на ферме колонии имеется 20 дойных коров, породистый бык, 6 телят-подростков.

4 га прудов парка с 1923 года начали заселяться рыбой, сейчас в прудах разведено форелей 300 штук, карпов 1200 и орфы 30 шт. В колонии работает маленький рыбоводный заводик. Уже со второго года жизни колония занимается цветоводством, по мере своих сил она приводит в порядок парковое хозяйство, разбивая около бывшего дворца цветники.

Эта работа ведется классами первой ступени.

Огороды колонии сейчас насчитывают 6 га, причем 1,75 га представлены специальным опытным трехпольным огородом.

Все парковые луга к 1932 году были вспаханы и превращены в культурные хозяйственные луга с сеянной травой. В колонии развернут кормовой клин с посевом турнепса, кормовой свеклы и брюквы и силосных растений. Колония с 1925 года имеет силосное простейшее оборудование: бетонные ямы и обычные траншеи.

Конюшня колонии теперь насчитывает 10 лошадей, из которых 2 взрощены из жеребят, а остальные приобретены на специальные средства колонии. Знаменитый конь Буланый, о котором повествовалось в начале очерка, продолжает служить. Он объявил себя «вечным» сотрудником Красных Зорь и после того как он сдох от старости, уже освобожденный от работ, как ветеран Красных Зорь, из него сделан скелет для кабинета животноводства в колонии. Сейчас, когда учебное хозяйство школы колонии развернулось на 100 га, когда доходность хозяйства в 1931 году выразилась в 60.000 рублей по государственным заготовительным ценам, необходимо сосредоточить внимание на вопросе о том, как же школа, строя свое многообразное хозяйство, решала задачу сделать его школьным, т. е. подчинить учебным и воспитательным целям школы. В главе о летней школе мы отметили, как с первого года летней работы кабинет естествознания перестраивается в соответствии с изменяющейся конкретной обстановкой и возможностями большего выбора материала из хозяйства колонии. Уголки, в которых естествознание черпало для своей учебной работы материал, уже на второй год своего существования стали «тесными».

Прежде всего, конечно, следует оговориться, что вряд ли кто-либо сможет из работников Красных Зорь утверждать, что весь труд, организованный в учебном хозяйстве, всегда был подчинен учебным и воспитательным целям школы.

С первого дня своей жизни, организуя нормальную жизнь детского дома колонии, Красные Зори отметили, что и «в школе и в детском доме труд даже сам по себе должен занимать почетное место. А для труда нужна лаборатория и вот школьное сельское хозяйство и будет прежде всего лабораторией» (И. В. Ионин. К вопросу о загородной школе-колонии с сел.-хоз. уклоном).

Решающая воспитательная роль труда была использована в первые же дни организации сельского хозяйства в колонии.

Нужно было сделать труд решающим и материалом и средством в деле решения учебных задач школы.

И уголки естествознания стали расти в производственные кабинеты колонии.

Названием «производственные кабинеты» колония агитировала за необходимость отказа от старых методов работы в области естествознания, за необходимость решительной борьбы с этими методами.

В НМС в 1925 году Красные Зори представили тезисы об организации этих кабинетов, а затем и статью (Из статьи были выхолощены все элементы дискуссии с Райковским течением и статья в сильно резаном виде помещена в журнале Просвещения № 7/8 за 1929 год).

Сущность этих тезисов сводилась к следующим предложениям:

1) Школа с сел.-хоз. уклоном должна развертывать у себя на пришкольном хозяйстве все отрасли сельского хозяйства в возможном для школы объеме.

2) Одновременно с организацией той или другой отрасли школа должна организовать учебный кабинет для этой отрасли.

3) Начало организации подобных кабинетов лучше всего начинать с кабинета огородничества (теперь овощеводства).

4) Кабинет должен развиться естественно по мере роста пришкольного хозяйства.

5) Для учебной работы в кабинете школы в своей учебной сетке должны выделить особые часы для занятий этой отраслью в дополнение к часам естествознания.

6) Программа занятий в кабинетах строится на расширении заданий отделов естествознания и агрономии в соответствии с производственным окружением района школы.

7) Кабинет ведет краеведческую работу в данной отрасли.

8) Кабинет оборудуется не только обычным школьным оборудованием, но рядом элементов производственного инструментария.

9) Кабинет имеет план общественно-полезной работы, связанной с учебно-производственной работой кабинета.

В 1923 году в колонии уголки были переведены в отдельный домик, где получили каждый для себя отдельную комнату, а в 1924 году кабинеты стали организовываться уже на месте расположения производств.

В настоящее время в колонии работают следующие кабинеты: семеноводства, пчеловодства, овощеводства, рыбоводства, животноводства, фенологии и метеорологии, борьбы с вредителями. О работах по фенологии и метеорологии уже было сказано, что они начались с момента организации первой летней школы.

Сейчас в колонии с 1922 года работает систематически метеорологическая станция, оборудованная в мастерских колонии, и намечен к развертыванию специальный феноучасток на 1 га.

Новые программы 1932 года в предмете политехническая трудовая подготовка в разделе сельское хозяйство обеспечили Красным Зорям и право на развертывание кабинетов, за которые они вели борьбу в течение ряда лет, и соответствующие часы занятий.

1932 год является и годом, когда задачи индустриализации сельского хозяйства становятся близкими и школьному хозяйству. Школа весной 1932 года получила трактор, правда поломанный. Но уже к весне она привела его в порядок и сейчас Красные Зори строят кабинет сел.-хоз. машин и орудий, а для трактора сделан учебный гараж где развернута и маленькая учебная ремонтная тракторная мастерская.

В борьбе за организацию школьного учебного хозяйства, как лаборатории для политехнической школы, Красные Зори прошли два этапа: первый и самый тяжелый — это этап хозяйственного порядка.

Нужно было строить хозяйство, а никакого вложения капитала в строящееся хозяйство на протяжении всех этих лет не было. Стройка шла но принципу «Мы сами».

Эта тяжелая работа, конечно, отражалась на том, что сегодня наше учебное хозяйство все еще имеет тезис — сделать учебное хозяйство образцовой лабораторией политехнической школы. Это будущее время в тезисе можно было бы значительно сократить, если бы опыту Красных Зорь уделялось соответствующее внимание.

Но и эта попытка «делать» в течение двух последних лет оказалась под значительными ударами и угрозой полной ликвидации.

Левый загиб в школьной работе привел к тезису о том что школа должна делаться цехом завода, совхоза и колхоза. Отсюда выводы о ликвидации учебных хозяйств и вывод и для Красных Зорь ликвидации их опыта организации учебного хозяйства.

Вопрос о ликвидации учебного хозяйства Красные Зори решался не один раз. Всякий раз школе удавалось получить право оставить хозяйство в виде опыта.

Летом 1932 года представители Облоно и НКПроса еще раз выезжали в Красные Зори для того, чтобы поставить вопрос о хозяйстве. Только яркий успех работы школы по увязке теории сельского хозяйства с практикой и на этот раз предохранил школу от разрушения ее опыта.

Постановление ЦК ВКП(б) о школе развернуло перед школой и горизонты и право на продолжение ее опыта.

Останавливаясь на вопросе о конкретном содержании школьной работы в отдельных отраслях сельского хозяйства, следует отметить, что она в основном идет как работа опытнического порядка, чтобы работа могла бы включиться в постоянную посильную для развития ребят исследовательскую работу, где бы они научались быть изобретателями и в сельском хозяйстве.

Это изобретательство направлено к тому, чтобы показать, что нужно не только объяснять мир, но и его перестраивать в интересах социалистического строительства.

Но проводя работу по организации своего хозяйства, школа никогда не замыкалась только в свое хозяйство.

Прежде всего опытнические свои задания она получала и от местных земорганов и от исследовательских станций.

Задачи индустриализации сельского хозяйства изучались в систематически проводимых по плану уклоновой работы экскурсиях в крупные совхозы, находящиеся в окружении школы. Школа свой опыт организации коллективного хозяйства передала организованному колхозу Викколово. А сейчас школа связана с этим колхозом в порядке шефства и ряд вопросов изучает в образцовом национальном колхозе Пригородного района «Заводы». Этим школа обеспечивает связь с социалистическим сектором сельского хозяйства в своей текущей работе.

Успех работы сельского хозяйства в Красных Зорях побудил пригородный РИК в 1931 году осенью восстановить границы бывшего Михайловского парка, таким образом сейчас колонии принадлежит 140 га.

Закончив в нынешнем году с большим перевыполнением в связи с осенней прирезкой земли свою пятилетку учебного хозяйства, школа сейчас занята проработкой второй пятилетки своего учебного хозяйства.

Первый тезис этой пятилетки: сделать учебное хозяйство образцовой лабораторией политехнической школы.

Принимая во внимание, что хозяйство строится в парке, школа ставит задачу сделать это хозяйство местом общественного пользования и для прогулок отдыхающих, приезжающих за город.

Если в первую свою пятилетку хозяйство, не получая вложений, жило не только на хозрасчете, но и давало средства на развертывание учебной работы, то во втором пятилетии задача сделать хозяйство еще более производящим стоит как боевая задача.

Большой поток экскурсантов в хозяйство колонии побуждает во втором пятилетии обеспечить в хозяйстве интересы экскурсантов в соответствии с задачами политехнической школы.

Таковы в основном принципиальные установки в построении плана второго пятилетия школьного хозяйства Красных Зорь.

Мастерские колонии

Еще в плане 1919 года был тезис о необходимости создания мастерских.

В этом тезисе мастерским для работы отводилось максимальное место в зимнем триместре.

Но реализация этого тезиса встретила очень большое затруднение. Добыть в то время оборудование для мастерских было делом совершенно невыполнимым.

Нужно было наметить план использования самых незначительных возможностей, чтобы дать выход к имеющемуся у ребят интересу к работе в мастерских и педагогической необходимости этого дела.

Но и первая зима для реализации тезиса о мастерских не осталась бесследной. Перед самым приездом в колонию, когда здание, в котором намечено было размещение ребят, еще не было колонии сдано, охраняющий это здание ухитрился заморозить ручной насос, который в то время обеспечивал это здание водой. Это было для приехавшей колонии большим несчастьем, так как насос был ручной, требовал для работы всего 2 человек, а работа его обеспечивала бы колонию водопроводом. Но делать было нечего. И вот, когда освещенные пламенем горящей печки, так как иного освещения кроме лучины у нас в ту зиму не было, мы с ребятами мечтали, как надо было бы наладить работу в мастерских и, в частности, как хорошо бы иметь мастерские, один из колонистов предложил заняться пока разборкой насоса, чтобы его хотя бы изучить. Мысль была здоровая, и она как-то не приходила в голову нам, взрослым работникам. Для этой разборки и инструмента было нужно не так много. Мы скоро нашли у одного из соседей нашей колонии требуемый инструмент, и разборка началась. После разборки, конечно, стал вопрос о ремонте. Удалось упросить красноармейскую часть произвести заварку разорванной части. Окончание ремонта поставило, конечно, вопрос о сборке и к февралю у нас по кранам нашего первого общежития пошла вода. Товарищ, который для разборки нам дал инструмент, работал мастером на заводе. Жизнь нашей коммуны ему понравилась и, когда весной мы пришли с просьбой научить нас «мастерить» для колонии сцену, он притащил свой инструмент и руководил этим делом. Это было наше уже второе мастерство.

А к осени мы сумели убедить этого товарища пойти работать к нам в колонию. Он притащил свой верстак, свои инструменты и в 1920 году открылась «мастерская» с 1 верстаком.

Сейчас сообщение о таком событии вызвало бы улыбку, а тогда это был успех осуществления одного из тезисов плана работы. Выполнение задачи не замыкается только в сельское хозяйство.

На этом единственном верстаке были сделаны подверстачники, пособран самый разнообразный инструмент и мастерская заработала на несколько человек.

С первого дня работы установили порядок, по которому, научая ребят «мастерить», мы должны сделать какую-нибудь вещь для нужд колонии. Делали ящики для посевов, сделали коллективно в ту же зиму улей для расширения пасеки и скамейки для столовой.

Мастерская работала, но ее оборудование оставляло желать много лучшего. Зимой 1921 года в самый разгар работ в мастерской, а надо сказать, что одновременно с организацией столярной мастерской учительницы колонии отдали 2 свои швейные машины и была организована для девочек швейная мастерская, к нам заехал работник из Петергофского РОНО. Ему понравилась кипучая деятельность ребят и он пообещал дать в колонию личную мастерскую бывшего царя Николая II из Петергофа. Ребята ожидали, что эта передача будет действительно моментом, когда мы будем обеспечены и верстаками и инструментами.

Была выделена самоуправлением комиссия, которая должна была, принять и привезти эту мастерскую.

Но нас ожидало разочарование.

Вся мастерская оказалась состоящей из одного верстака, самого скверного качества, самой дешевой рыночной работы и ящика очень плохого инструмента для резьбы по дереву с очень хорошими ручками из карельской березы.

К настоящему дню рядом усилий в колонии оборудованы мастерские: столярная — на 30 человек, слесарная на 15, швейная на 20, сапожная на 15 человек.

Слесарная оборудована и как механическая. В ней установлен с 1926 года двигатель Перкун в 5 сил, на котором ребята научаются управлению двигателем и в действительности им управляют.

Программа работ мастерских построена в таком порядке, чтобы успешно выполнить задания политехнической трудовой подготовки, часть которой отведена для мастерских. Работа эта идет в плане изготовления целого ряда изделий, нужных для Красных Зорь. Когда вы идете экскурсией по колонии, вы видите, что оборудование ее в значительной степени сделано в самой же колонии.

На пасеке все ульи, все приспособления и изобретения сделаны мастерскими. В дошкольном доме сделана мастерскими вся мебель. В с.-х. машинном сарае вы увидите целый ряд простых орудий, сделанных в мастерских. В самих мастерских сделаны и инструменты и шкафики и 6 штук верстаков. Делать для мастерской колонии верстак добивается каждый краснозорец, работающий в мастерской, но не многим конечно это удается. Верстак требует для работы много времени и, конечно, значительной подготовки.

Обеспечение вопросов политехнической трудовой подготовки с первых дней жизни колонии не ограничивалось работой в мастерских.

В 1921 году в колонии разместившийся во дворце географический музей «отремонтировал» паровую водокачку. Но ремонт оказался таким, что никто из рабочих не хотел браться на ней работать машинистом.

Перспектива быть обеспеченными водой из кранов, а в то время колония уже заняла ряд зданий, в которых воду нужно было носить руками, очень улыбалась.

И вот под руководством преподавателя организовалась группа обслуживания водокачки. Группа эта затем пропустила через подготовку всех мальчиков колонии и была установлена очередь по обслуживанию водокачки. Первая станция с насосом и водопроводная сеть с тех пор были включены в программу по физике.

В 1925 году устанавливается в мастерских двигатель внутреннего сгорания.

В этот же год оборудуется местная электростанция. Следует отметить, что эта станция очень мало помогла колонии в смысле обеспечения светом, она была почти всегда в аварийном состоянии. Но благодаря ей, указание Ленина о том, чтобы учащийся политехнической школы «посетил не менее 1—3 раз электрическую станцию», мы имели возможность не только выполнять, но углублять тем, что ребята-школьники на электростанции работают.

Задачи политехнизации решались и участием ребят в целом ряде построек.

С 2 мая 1920 года ребята строили сцену для колонии, и мы отметили, что это было предисторией организации мастерских. В течение ряда лет ребятами производились и дальше стройки.

Первый выпуск колонии выдвинул идею необходимости оставлять от каждого выпуска колонии на память какую-нибудь стройку.

Идею эту реализовал второй выпуск девятилетки. Ребята после окончания школьных занятий и получения удостоверений об окончании девятилетки занялись оборудованием коровника для фермы Красных Зорь. В последующие годы так были отстроены коровник, телятник, свинарник, оранжерея, помещение театра, кинобудка.

Мастерские колонии решали вместе с сельским хозяйством вопрос об организации трудовой политехнической подготовки.

И в первые годы у посетителей колонии, обычно остававшихся очень довольными виденным, всегда вырывался возглас: «конечно, здесь дело с трудовой подготовкой поставлено очень не плохо, но от этого должно страдать дело со знаниями».

Борьба колонии за знания основ наук

Эти замечания посещающих колонию всегда были для колонии обидными замечаниями. Зима 1919—20 годов была трудной зимой для всех школ Ленинграда.

И весной 1920 года колония порвала с Волхонской школой в Стрельне не для того, чтобы порвать со школьными занятиями, а для того, чтобы организовать у себя школу, в которой она могла бы использовать все свои внутренние ресурсы, чтобы школьная работа двинулась вперед.

Этим колония начала борьбу за знания.

И начала она с поверки того, что же знают ребята, и первым своим делом определила необходимость выровнять эти знания к тому минимуму, который тогда для каждого возраста был определен государственным минимумом этих знаний.

Первый год школьной работы был годом таких трудностей, о которых надо бы писать целый том.

Света в колонии, кроме естественного, не было. Не было не только дров, но на всю колонию была только одна пила. Этой пилой можно было свалить в парке дерево. Но дерево было сырым, оно больше шипело, чем горело. Классные помещения почти все имели двери прямо на двор, так как под школу не было приспособленного помещения. Оборудование классов было жалким, старая поломанная мебель первых и вторых классов первой ступени, в то время как в школе открылся и 1-й класс второй ступени. Никаких книг, отсутствие бумаги, чернил, даже карандашей.

Сейчас мне припоминается сцена возмущения одного из ретивых администраторов уезда в 1921 году. Дело было зимой. Его возмутила такая картина.

Спальня на 18 человек. На одной из кроватей водружена классная доска. Ребята сидят на кроватях по 3—4 человека на кровати. У доски учительница математики исправляет ошибку, сделанную отвечающим по геометрии. А ребята класса в этой обстановке учатся. Его возмутило то, что мел сыплется на кровати, что в классе душно, что в такой обстановке, по его мнению, нельзя организовать классную дисциплину. Мы отвели его в помещение класса, там было -6°. Много ли людей в то время понимали, что это была жестокая борьба за знания?

Первый результат этой борьбы школа определила в 1924 году, когда она сделала свой первый выпуск девятилетки. Мы не могли принять на себя упрека, что наша девятилетка схоластическая школа, что она оторвана от производства, что она не связана с жизнью, что она не связана с борьбой рабочего класса. И это, конечно, отмечалось руководящими органами ОНО, но у всех было убеждение в том, что знают ребята мало.

И при Облоно была назначена особая комиссия, через которую должны были пройти окончившие. Ребята с честью прошли аттестационную комиссию и получили право держать испытание в ВУЗах. 9 сдали их в ВУЗах, один в техникум.

Это был праздник. Но с этого же времени школе стали бросать упреки, что она ведет неверную политику, готовя ребят в ВУЗы и техникумы. Упрекающие забывали, что одновременно с этим ребята трудятся в мастерской, производственной обстановке учебного совхоза, что они не формально, а в соответствии с их развитием включаются в окружающую жизнь.

Учиться дальше по окончании Красных Зорь, начиная с первого выпуска, стало делом чести, делом доблести и геройства оканчивающих.

Сейчас мы имеем из 356 выпущенных Красными Зорями за эти годы: комсостав в РККА — 3, агрономов — 14, учителей — 10, инженеров — 7, ветеринарных врачей — 5, медицинских врачей — 2, астрономов — 1, научных работников — 3, работников искусств — 4, учатся в ВУЗах — 26, в техникумах — 18, в ФЗУ — 54, работают у станков на фабрике и заводе — 162.

Было бы, конечно, сейчас больше чем смешно утверждать, что школа не болеет основным коренным недостатком — отсутствием систематических знаний основ наук.

Но безусловно необходимо подчеркнуть два момента в истории Красных Зорь:

Первый это тот, что комплектование школы всегда проводилось таким детским материалом, который не обеспечивал борьбы за знания.

Лучшей иллюстрацией этого момента должен служить 1925 год, когда осенью в колонию влили 300 человек детей из 5 закрытых в Ленинграде детдомов, причем один из них, а именно детдом № 167 Московско-Нарвского района, все лето перекомплектовывался детьми трудными из всего района.

Второй момент, что, даже и с этим материалом, мобилизуя все внутренние ресурсы, расставляя на свои места педагогические методы работы, колония решала задачи школьной работы.

Не лишне будет напомнить и тот момент, который характеризует трудности организации школьной работы в год ее начала.

В протоколе педсовета за 1920 год имеется такая запись: «слушали сообщение о том, что сейчас как внешнюю работу по подготовке к открытию регулярных школьных занятии в колонии, так и внутреннюю организационную можно считать законченной. Классы оборудованы так, как это можно сделать в настоящих тяжелых условиях. Несмотря на отказ Отдела Народного Образования открыть у нас школу, мы получили разрешение открыть школьные занятия воспитательскими силами». Принцип «мы сами», к сожалению, и здесь нашел для себя место.

Школьные занятия нужно было организовывать силами воспитателей детдома.

Хорошо, что у нас все воспитатели были учителями школы, имеющими и образование и большой стаж работы.

В этой борьбе не лишним явится и приведение выписки из протокола, решающего вопрос о выпуске 9 класса в 1932 году. «По примеру всех предыдущих выпусков в Красных Зорях преподаватели продолжают занятия с учащимися 9 класса и после окончания ими школы (30 июня 1932 года) для укрепления их знаний».

Днем мобилизации исключительнейшего внимания к вопросам о повышении качества учебы был день получения постановления ЦК ВКП(б) о школе.

В борьбе за выполнение решения ЦК

1 сентября 1931 года пленум школьного совета Красных Зорь обсуждал производственный план на предстоящий учебный год.

Программа ШКМ настойчиво требовала организовать работу по методу проектов.

Одним из тезисов плана был такой:

«Производственный план 1 ступени прошлого года, предусмотревший полный переход на проектно-комплексную систему работы, с особой отчетливостью подчеркнул необходимость, чтобы класс, выполняя тот или другой проект, одновременно с этим в естественных формах получил бы те знания и навыки, которые принято называть государственным минимумом.

Необходимо, предупреждал план прошлого года, поставить эту работу так, чтобы она не проводилась с одной стороны как работа подпольного порядка, а с другой стороны, чтобы она демонстративно не заслоняла бы воспитательные задачи проектного метода».

Этим тезисом школа намечала обеспечить дальнейшую борьбу за знания.

А 5 сентября мы имеем постановление ЦК.

На другой же день после его получения школа намечает конкретные формы реализации этого решения.

И первой и основной формой была организация фронтального смотра глубины коренного недостатка в нашей школе.

На классных и цикловых комиссиях были составлены тексты смотровых работ, на результатах которых мы смогли бы определить точно прорывы в знаниях. Эти смотровые задания затем были обсуждены и затем была объявлена пятидневка проведения смотра.

Ребята, подготовленные к проведению этой работы, в том смысле, чтобы они отнеслись к ней, как к первой своей реальной работе по выполнению постановления ЦК, отнеслись к смотру очень сознательно. Результатами смотра определили, что нам надо спешно делать.

В результате смотра были пересмотрены производственные планы, были определены прорывы общего порядка и частные.

Были организованы дополнительные учебные занятия, созданы бригады помощи отстающим, бригады ученической взаимопомощи.

Планы всей этой работы доводились до отдельного класса, а в классе до отдельного ученика.

Был поставлен детский общественный контроль за ходом выполнения задач.

В школе появилась доска: «Как мы боремся за выполнение решения ЦК». На ней в диаграммах ежедневно можно было видеть показатели посещаемости, опозданий, удовлетворительных и неудовлетворительных ответов. Была объявлена эстафета борьбы за знания.

Первым этапом эстафеты были назначены Ленинские дни.

На общественном собрании нашей ЛИЯ было предложено приступить к выпуску ежедневной стенгазеты, которая могла бы обеспечить качество и темпы борьбы. Газета и получила название «За качество и темпы». В пионерорганизации и в комсомоле был поставлен ряд сообщений и каждый раз предложения были вполне конкретного порядка.

Укреплялась работа в кабинетах. Клубные помещения, наладив работу, разгрузили от мешающих заниматься в кабинетах. Стали следить за сроками сдачи всякого рода школьных работ.

Вторично смотр был проведен по получению новых программ 1932 года. Общий процент удовлетворительных показателей смотра был около 75%.

Постановление ЦК подняло вопрос и о конкретном применении 6 условий т. Сталина к нашей работе.

Окончание первого полугодия было проведено как смотр нашей работы через призму этих условий. Этот смотр показал, что реализация решения ЦК значительно продвинется, если 6 сталинских условий будут применены в текущей школьной работе.

Обезличка, уравниловка, «интеллигенция» в классе как актив самоуправления, хозрасчет в пользовании учебными пособиями, в сбережении инвентаря, задача изменения отношения к учителю, как решение этого условия и другие нашли себе реальное отражение в работе.

Задача борьбы за 6 условий не была ограничена только собранием с докладом и собранием в классах и организациях как комсомольской, пионерской и самоуправленческой. Живгазета Красных Зорь выступила с номером специально посвященным этой борьбе.

В борьбе за ликвидацию коренного недостатка школы широко и педагогически использовалось соцсоревнование и ударничество. Эстафета в Ленинские дни была ознаменована премированием ударников учебы. Окончание учебного года закончилось циклом собраний, где также было проведено параллельно с отчетом и премирование.

На собрании, посвященном окончанию учебы II ступени, премировали учащихся первой ступени, на следующем общем собрании премировали ударников второй ступени и наконец и ударников учебы техникума. Сумма, потраченная на премирование, может вызвать удивление, за 1932 год отпущено 3.000 рублей на премирование учащихся.

Но это всё деньги, отпущенные из наших специальных фондов учебного хозяйства. Премии были поездки в ТЮЗ, поездки в экскурсии, предметы обмундирования, юнгштурмовского снаряжения, игрушки, портфели, кошельки, военные сумки и т. п.

Премировали и работников и учителей. Учителей с лучшими показателями борьбы за 6 условий т. Сталина. Премировали 2 работников первой ступени.

Подготовка к предстоящему году идет в школе как углубление решения задач реализации решения ЦК. Закончен был год проведением контрольных работ. В план летних работ были введены занятия с отставшими, не выполнившими всех заданий школы, и новый год решено начать снова с контрольных работ, чтобы занятия в классе строго дифференцировались и борьба с прорывами части класса была бы организованной.

Внешкольная работа в колонии

Посещающие колонию и представители ОНО и большое количество экскурсантов обычно свои впечатления формулируют или как впечатления очень больших трудовых заданий в колонии, если они бывают летом, или очень большой учебной работы, если они бывают зимой, и чаще всего задают вопрос: «А как у вас организован досуг детей?»

Чтобы осветить этот вопрос, следует привести распорядок летнего школьного дня в колонии: в 8 час. вставание, в 9 час. чай, в 9½ летние занятия по расписанию, в 1 час дня завтрак, с 1 до 5 свободное время, в 5 обед, с 6 до 8 сел.-хоз. практические и производственные работы в учебном хозяйстве, в 8 ужин и снова свободное время до сна.

Режим свободного времени и являлся делом организации ежедневной внешкольной работы.

Учебные занятия по расписанию, сел.-хоз. работы по нарядам являются обязательными для каждого краснозорьца и, конечно, они и являются основными.

Но широкие задачи коммунистического воспитания не укладываются целиком в табель учебных часов и время организованного производительного труда учащихся.

Характер распорядка школьного дня сохранился с первого года работы колонии.

Твердому режиму расписания учебных занятий и с.-х. труда и труда в мастерских этот распорядок противопоставлял необходимость наличия времени, когда дети имели бы возможность использовать его свободно по своему выбору.

В первый год это было время, когда ребятам колония могла предложить мало что выбрать.

Свободная прогулка в парке, купанье в пруду или на море, прогулка в соседний лес, рыбная ловля на море, свободные игры, в роде рюх или лапты, и т. п.

А дальше, конечно, список возможностей использовать свободное время расширялся.

В колонии укрепляется библиотечная работа и развертывается читальня, организуется ряд кружков, налаживаются музыкальные занятия.

Организуется кружок хорового пения, кружок изобразительного искусства, в мастерских отводится место для работ желающим самостоятельно что-либо мастерить, в библиотеке организуется кружок библиотечной работы, который разрастается затем в большую самоуправленческую организацию.

В 1923 году отстраивается при громадном участии ребят помещение школьного театра и этим развертывается работа по драматизации и школе.

Особенно должна быть отмечена организация в школе симфонического оркестра.

Жажда к оркестру в колонии была большая. Духовой оркестр требовал больших денежных затрат. «Мы сами» сделать оркестр не могли. Кое-как был сколочен неаполитанский оркестр. Одновременно с этим один из работников взял на себя обязанность сколотить оркестр симфонический. Мобилизовали все инструменты у учителей, купили за гроши контрабас и виолончель (в то время эти инструменты были не в моде и продавались дешево). И 1 мая 1926 года в школе играл симфонический оркестр. Сейчас в нем играет 22 ученика — мальчики и девочки.

К десятилетию школы КУЖД отпустил средства на при обретение духового оркестра.

Следует сказать, что хотя в колонии и не было до этого времени полного состава духовых инструментов, ребята выучились играть, пользуясь инструментами местного деревенского оркестра.

Так что на другой день после того как были привезены подаренные инструменты, в колонии сразу же играл свой духовой оркестр.

Во время празднования 10-летия Октября колонию посетили члены ЦИК СССР. За ударную работу колонии была подарена от деткомиссии ЦИКа стационарная киноустановка, и с тех пор каждую пятидневку в колонии даются школьные киносеансы. К десятилетию Октября Совкино снимало фильм «Народное образование». Ряд кадров был заснят в Красных Зорях. Эти кадры послужили при соответствующей обработке в школе-колонии и дачи им соответствующих титров для создания в Красных Зорях фильма, освещающего работу колонии. Фильм показывается и экскурсантам и в юбилейные даты краснозорьцам.

В организации досуга играет значительную роль и спортивная работа.

В школе были 3 лодки, сейчас строится яхта на 12 человек, организована купальная вышка. Начиная с 3 класса, все ребята в колонии прекрасно плавают.

Есть площадки для игр в баскетбол, в волейбол, площадки для крокета и т. п. Следует отметить, что до сих пор колонии не удалось оборудовать физкультурный зал и летнюю площадку такими, как намечено в плане.

Занятия физкультурой и спортом идут в ногу с работой военного кабинета Красных Зорь.

Кабинет оборудовал летним тиром. При кабинете группа ПВО, которая обеспечена 35 масками. Кроме обычной плановой стрельбы, лучшие ударники учебы премируются правом на дополнительную стрельбу. Во время дальних экскурсий проводятся длительные военные игры, а во время зимних и летних занятий — военные тревоги.

Вся военная работа идет под руководством подшефного полка.

Зимний спорт обеспечен катаньем на буерах на местной экскурсионной станции и на лыжах по территории парка и коньках у себя на катке в Красных Зорях.

Развертывание внешкольной работы уже в первые годы получило определенный план так называемого продленного дня.

В процессе осуществления этого продленного дня Красные Зори всегда придерживались практики организация этого дня на началах свободного выбора занятий, но при обязательности быть занятым каким-нибудь делом из широкого выбора из этих занятий.

В 1922 году в работе продленного дня было допущено отступление. В тот год в связи с окончанием ремонта здания, в котором колония получила вполне удовлетворительные классные помещения, так же как и в 1931 году, был проведен смотр знаний учащихся, и смотр этот сигнализировал, что нужно уделить больше внимания учебе и ряд дней в неделе тогда был отведен для продолжения утренних учебных занятий.

В связи с вниманием в то время к вопросам продленного дня Красным Зорям эту работу ставили тоже в упрек. Но на сегодня со всей ответственностью мы отмечаем ее как один из этапов борьбы за знания, как один из этапов решения задач комвоспитания.

Библиотека

Так же как при организации колонии не было ни света, ни отопления, так же как при организации школы не было ни учебников, ни учебных пособий, т. е. так же как почти ничего не было в колонии вначале, не было в колонии и библиотеки.

Приехавшая на лето 20 года школа привезла и маленькую библиотечку, но с отъездом руководящих работников была взята обратно и библиотека.

Летом 20 года был печальный эпизод в деле развития библиотечного дела в колонии.

Колонии предложили в Выборгском районе товарообмен: на овощи и фрукты обменять библиотеку. Соблазн был велик, названо было 2 тысячи томов. А когда библиотека была привезена, она оказалась брошюрами эсеров и меньшевиков времен февральской революции и борьбы с большевиками.

Начали сбор книг у учителей и знакомых, рекомендовали ребятам делать поиски за книгой в дни их отпусков.

И к 1921 году наметилась некоторая работа с библиотекой.

В 1922 году с момента принятия над колонией шефства Севзапвода комсомольская организация шефа произвела сбор книг и привезла их в библиотеку.

Большой вклад книг сделала покойная заведывающая Ленинградским Отделом Народного Образования Злата Ионовна Лилина.

О ней колония всегда вспоминает, как о лучшем своем товарище-администраторе. В день окончания ремонта первого школьного здания, которое отремонтировалось в те тяжелые для нашего Союза годы, благодаря исключительному вниманию к этому вопросу с ее стороны, педсовет школы избрал ее почетным председателем Совета.

Передавали школе книги и ряд других товарищей, которые интересовались работой колонии. Сейчас в библиотеке можно найти диаграммы, где показан количественный рост библиотеки, условия развития библиотечной работы за эти годы. Интересны диаграммы температуры зимой, при которой работала библиотека, а также и условий освещения. Оказывается, что эти годы для тепла были самыми трудными.

А со светом к 1925 году пришли от лучины до электролампочки.

В библиотеке работает БИЯ, библиотечная ячейка, орган самоуправления учащихся. Этот орган в нынешнем году насчитывает 58 человек. БИЯ разбита на секции: книгонош, рассказчиков, техническая, переплетная, ИЗО, газетная.

Библиотекой проводится большая работа внутри детского коллектива, а также и в деревне, в колхозе и в среде родителей.

БИЯ была организована работа отдельными бригадами книгонош, рассказчиков, газетной, чтецов, пропагандистов книги и техники библиотечного дела.

Каждая бригада под руководством библиотечного работника прорабатывает план своей работы, ведет по этому плану текущую работу и к 5 мая, т. е. к дню печати дает письменный отчет.

Краткие задания этих бригад у БИЯ примерно следующие: бригада рассказчиков проводит раз в пятидневку в читальне, в классах первой ступени, по вечерам в пионеротрядах, в пионерклубе рассказывание на определенные темы, связанные с различными кампаниями, учебными планами и интересами ребят. К этой работе по рассказыванию чтецы бригады подготовляются руководительницей библиотеки. Бригада пропаганды книги устраивает выставки книг, вывешивает рекомендательные списки книг, рекомендует книги через стенгазету, собирает отзывы о книгах, проводит совместно с библиотекой анкеты для выявления читательских интересов.

Начиная с 1924 года, библиотека к 5 мая, т. е. к дню печати, издает отчетный журнал о своей работе.

Оглавление этого журнала показывает какую большую общественную работу ведет краснозорьская библиотека. Вот, например, содержание журнала за 1928 год. Вводная статья. Состав БИЯ. Как мы ведем отчетность. Что нового в жизни нашей библиотеки-читальни. Закупка новых книг. Интересы наших читателей. Наблюдения над читателями. Журналы и газеты в читальне. Как мы боремся с потерей книг. Так нельзя (о книгах, которые берут без записи в карточку). Связь библиотеки с мастерскими. Читальня и библиотека во время каникул. Снова пополнение библиотеки. Планы на лето. Подпольные обитатели читальни (стихи о крысах и мышах). Посещения ленинградских библиотек. В 1930/31 году в связи с большой работой книгонош библиотека выпускает специальный журнал «С книгой в деревню».

Книгоноши носят книги для чтения. Они продвигают агротехническую книгу, книгу современную, безбожную литературу, книгу о колхозном строительстве.

Начиная с 1930 года, библиотека в день печати 5 мая ставит инсценировку, создаваемую коллективно ребятами, работающими в библиотеке.

В журнале 1932 года среди ряда статей о работе имеется статья «6 условий т. Сталина в работе БИЯ».

Приводим ее, чтобы показать, как реально органы самоуправления стараются применить условия тов. Сталина для того, чтобы показать, что ребята воспитываются участвуя в организации своей жизни, в ногу со всеми современными этапами работы нашей страны.

«На производстве, в сельском хозяйстве, в школе 6 условий т. Сталина являются главным двигателем всех работ. В одном из школьных участков — библиотеке мы тоже стараемся реализовать 6 условий.

С помощью 6 условий мы организуем и поднимаем работу нашей БИЯ. Вся ячейка у нас разбита на бригады, поэтому каждый член БИЯ знает в какой бригаде он состоит и какую работу должен выполнять. Во главе каждой бригады стоит бригадир, который отвечает за всю работу бригады, и таким образом ликвидируется обезличка в работе БИЯ. Как бригады, так и вся ячейка в целом, имеет своего ответственного — старшего дежурного, отвечающего за дежурства в библиотеке и читальне.

В зимнее время старший дежурный следил за заготовкой дров. Таким путем мы проводим в жизнь одно из условий тов. Сталина: «борьба с обезличкой».

Ведем борьбу с уравниловкой, для чего у нас в библиотеке имеется красная и черная доски.

На красную доску вешаем ударников, на черную — лодырей и прогульщиком. Работу отмечаем в стенной газете. Ударников премируем.

Для внедрения хозрасчета у нас имеется ответственный за пособия библиотеки (карандаши, тетради, кисти, тушь и т. д.), который ведет приход и расход пособий, но это не легко удается, все-таки тетради и карандаши куда-то деваются и ответственному не уследить.

Чтобы знать наличие инвентаря, мы проводим проверку. За время работы однако у нас были и прорывы, как-то: некоторые бригадиры забывали о своих обязанностях, вследствие чего иногда имела место обезличка, члены, назначенные на дежурство, не дежурили, сами дежурные нарушали тишину в читальне, библиотеке и т. п.

В дальнейшем нам нужно изжить все недостатки и работу БИЯ поднять на должную высоту путем еще большей реализации 6 условий тов. Сталина».

Работа библиотеки идет сейчас в плане предложения учащемуся нужной для него книги. На комиссиях 1 ступени и предметных комиссиях, которой библиотека докладывает о своих фондах, составляются рекомендательные списки.

Вывешиваются аннотации, составленные для ребят. Учитывая программы, запросы, делаются выставки соответствующих книг.

Книги разложены по темам на столах библиотеки, и краснозорец-посетитель может выбрать книгу, посмотрев на нее, перелистав и может быть даже несколько почитав в читальне.

Книги выдаются на дом.

В день печати лучшие читатели в нынешнем году были премированы. Премированы были и наиболее активные члены БИЯ. Учащиеся члены БИЯ совершают экскурсии для ознакомления с тем, как работают лучшие ленинградские библиотеки, а также в типографию, чтобы ознакомиться как делается книга.

Во время книжных базаров актив БИЯ ездит на покупку книг; пополнение всегда вызывает оживление в деятельности БИЯ и приток новых членов для работы.

К ХV-летию Октября библиотека приходит с девятью тысячами томов книг и выделением ряда передвижек в соседние школы, с широкой развитой сетью книгоношества, с большим активом учащихся, работающих на библиотечном фронте внутри школы и вне ее и, действительно, с богатой историей развития библиотечного дела в Красных Зорях, как одного из участков коммунистического воспитания.

Экскурсионная работа

Освещая вопрос об организации работы внешкольного порядка, необходимо остановиться на работе Красных Зорь по организации дальних пешеходных и дальних экскурсий по СССР.

Летом 1920 года в процессе развертывания плана сельскохозяйственной кампании, как базы для организации летней работы, выяснилась возможность иметь недельный перерыв от сельскохозяйственных работ. Обсуждая вопрос о том, как лучше педагогически это время использовать в среде работников, возникла идея совершить дальнюю экскурсию. Но реализовать идею можно было только организацией экскурсии пешком.

Как обычно в то время в колонии во время одного из колониальных обедов мысль о возможности организации экскурсии была сообщена ребятам. Ребята встретили сообщение бурным восторгом и заявили, что готовы нести всякие лишения, лишь бы идти в экскурсию. Предстояло выбрать маршрут.

В окружении нас находились Петергоф, Ораниенбаум, Красное Село, Павловск, Детское Село и Ропша.

Ознакомление с маршрутом показало, что наибольший интерес для детей может вызвать ропшинский маршрут. Там имелся совхоз с разными отраслями хозяйства, включительно до рыбоводства, там имелась писчебумажная фабрика, недалеко от нее истоки реки Стрелки, в устье которой расположилась Стрельна, в Ропше обилие ключевых вод и дорога в Ропшу может быть проделана в кольцевом порядке, т. е. туда и обратно двумя разными путями.

Так был выбран первый маршрут экскурсии. Вопрос о содержании экскурсионной работы решился в таком порядке: вся экскурсионная работа составляется из двух частей. Первая часть задачи, общеобязательная для всех экскурсантов. Эти задачи предусматривались общим планом экскурсии. Посещение и ознакомление с фабрикой, посещение совхоза и т. п. Для каждого класса были намечены экскурсионные задания в соответствии с развитием класса и в результате экскурсионной работы каждый учащийся должен был выполнить определенное задание: сделать описание, рисунок, чертеж. К каждому классу для руководства этой работой прикрепляется педагог. Учителя, отправляющиеся в экскурсию, организовывались в совет экскурсии.

Вторая часть работы экскурсии строилась по иному принципу.

Во время экскурсии нужно было удовлетворить и индивидуальным запросам ребят. Для этого параллельно с общей классной организацией была создана организация по свободному выбору.

Ребятам было предложено разбиться на группы согласно их желанию.

Для обеспечения результатов экскурсии рисунками была создана группа ИЗО. Для обследования растительности — группа ботаников, для обеспечения службы погоды — группа метеорологов, для более глубокого исследования намеченного по пути болота — группа геологов и т. д.

В эти группы ребята записывались после того, как учителя, руководители этих групп, рассказали о задачах, которые стоят перед группой. Нет необходимости отмечать, что учителя, конечно, «совмещали» в этой работе, ибо и сейчас мы не имеем такого большого количества работников, чтобы обеспечить все интересы.

Учащиеся организационно и хозяйственно оформились в группу экскурсантов на собрании, которое выбрало соответствующую хозяйственную комиссию, старостат классов и исследовательных групп, медкомиссию, экскурсионный «Красный крест» и т. п.

На собрании же был проработан и первый режим экскурсии, в последующем принятый как основа всякой экскурсионной работы.

Было решено в экскурсии установить самую жесткую дисциплину: 1) ни отставать во время похода, ни забегать вперед, 2) в периоды организованного похода, если нет особого разрешения, все идут в строю, 3) форма одежды походная: девочки идут в шароварах (какой эти шаровары в то время делали фурор в деревне, можно бы написать целые тома юмористических рассказов), 4) на плечах все несут скатанные одеяла по примеру скаток шинелей красноармейцев, 5) во время похода никаких дискуссий, все обсуждения происходят на собраниях, специально для этого организованных во время экскурсии, 6) нарушители правил немедленно отправляются домой.

Все учебные задания были занесены в общий план экскурсии, обсуждены с ребятами, и ребята группы знали свои учебные обязанности.

Переход в 17 километров был сделан в два марша. Ребята в то время показали исключительную выдержку и не менее исключительную дисциплинированность. Группы, проводившие общеобразовательные занятия, прорабатывали материал так, что руководители только удивлялись. Группы, создавшиеся по своему желанию, буквально засыпали руководителей материалом, требуя объяснений, указаний.

На организационном собрании было решено в результате экскурсий выпустить журнал под названием «Труды по экскурсии в Ропщу». Уже по ходу текущей работы во время экскурсии выяснилось, что эта экскурсия сможет дать больше, чем выпуск журнала и по возвращении из экскурсии была организована выставка экскурсионных работ. Это была первая выставка учебных работ в колонии. Она подвела итоги нашего первого опыта, она же наметила и пути развертывания этой работы.

И уже на следующий год мы идем снова по этому же маршруту, и снова убеждаемся в исключительной педагогической целесообразности этого вида работ. В 1922 году было решено маршрут изменить. Был проработан маршрут в совхоз Гостилицы, за 30 километров от Красных Зорь. Содержание этого маршрута было более разнообразно, чем экскурсия в Ропшу.

В результате этой экскурсии школа делает доклад на губернской экскурсионной конференции с организацией там же выставки-отчета (И. Ионин. Опыт организации дальней пешеходной экскурсии). Этот год был уже годом проработки ряда маршрутов. Гостилицы были для II ступени, Ропша для старших классов первой ступени, а ближайший совхоз Беззаботное для младших классов I ступени. В 1923 году шефы дают нам возможность побывать на Волховстрое пароходом от Ленинграда и в этот же год школа пешком делает поход в Копорье за 90 километров. Темы маршрутов дифференцируются для отдельных классов.

Приходит время первого выпуск девятилетки. Ребята мечтали об экскурсии по Союзу. Хозяйственные успехи нашего учебного хозяйства позволяют наши мечты превратить в действительность.

И первый выпуск в 1924 году колонии едет в Крым на свои внутренние школьные средства.

С этого года ребята, оканчивающие школу, ежегодно совершают экскурсию в Крым. Проработан ряд вариантов маршрутов, чтобы ребята, переезжая СССР, воочию убедились бы в гигантской стройке, чтобы они познакомились с географией страны с железнодорожным и морским путем, чтобы они пожили и поработали в иных, чем у нас, условиях, чтобы они ознакомились с бытом и нравами народов братских республик СССР.

В Крыму они отдыхают и заряжаются для предстоящей работы в ВУЗе или техникуме.

Начиная с экскурсии в Гостилицы установилась традиция в экскурсии выпускать юмористическую экскурсионную газету «Красный перец».

Во все время экскурсии ведется дневник. Ежедневно в колонию отправляется открытка с текстом, а часто и с иллюстрацией о ходе экскурсии. Эти открытки помещаются в колонии в особой витрине для обозрения всеми краснозорьцами.

Экскурсанты обеспечены фотоаппаратом и привозят с собой фото-отчет об экскурсии.

В экскурсиях краснозорьцы проводили и проводят ряд работ. Ставят спектакли, делают доклады. В последние годы в колхозах провели ряд работ в помощь по уборке. В пригородной РайОПТЭ работа колонии признана образцовой.

Говоря о развертывании экскурсионной работы и в особенности отмечая, что колония совершила уже 10 экскурсий в Крым, причем последняя имеет только денежную смету в 5.000 рублей, не считая направленного с экскурсией продовольствия, следует остановиться на вопросе о том, откуда же черпает для этой работы средства колония. Ведь даже для организации пешеходных экскурсий требуются средства, так как питание во время экскурсии не может ограничиваться обычной нормой. Также всякая экскурсия требует и соответствующего оборудования.

Красные зори, создавая в учебном хозяйстве и в мастерских ценности, пережили дискуссию о том, что труд учащихся должен быть «оплачиваем». Красные же Зори исходили из того, что ребят мы решили воспитывать в сознании к коммунистическому отношению к труду. Поэтому было решено, что все средства, которые школой вырабатываются, должны идти на удовлетворение коллективных интересов.

Организация экскурсий и есть одна из форм этой коллективной оплаты затраченного ребятами труда. Экскурсия есть социалистическая форма оплаты за социалистическое отношение к учебе и производственным обязанностям краснозорьца. Сейчас в колонии уже не возникает вопрос о правильности или неправильности этой точки зрения и перед школой стоит задача эту традицию перенести и на опыт работы в техникуме.

Общественная работа

Коллегия НКПроса, реализуя решения ЦК ВКП(б) о школе, проработала в 1932 году положение о ДСУ. Одной из задач ДСУ это положение определяет как задачу, где ДСУ «добивается того, чтобы вся общественная работа проводилась по плану школы, была бы тесно увязана с учебой, была правильно организована и подчинена учебным и воспитательным целям школы».

Нельзя сказать, что Красные Зори с первого дня своей работы правильно подошли к решению этой задачи. Мы приводили уже выше строки о том, как встретила нас деревня. Одно название колонии — школа-коммуна заперло надолго все ворота и двери деревни для колонии. Надо было находить путь, по которому можно было бы идти для организации общественной работы в деревне.

Первый год жизни не определил этого пути. Даже устраиваемые школой спектакли, которые мы старались сделать в те дни, когда можно было рассчитывать на деревенскую аудиторию, успеха не имели. Мы не имели буквально ни одного посещения.

Когда осенью мы объявили прием в школу, к нам не привели ни одного учащегося.

Первый приходящий учащийся, пришедший к нам в 1923 году, через год на отчетном собрании рассказывал, как его и его родителей отговаривали не ходить в колонию, так как в ней «в коммунистов учат».

Затруднения были преодолены, когда колония стала добиваться связи с деревней на фронте хозяйственных интересов. Деревня не была обеспечена огородными семенами. Колония подготовила достаточное для всего сельсовета количество рассады брюквы и капусты и начала весной бесплатно раздачу кому сколько нужно. Первые дни было недоверие и о этой раздаче ходили слухи, что дают потому, что рассада никуда не годится, но так как затем убедились, что колония садит сама такую же, начали брать.

Мы хотели было наладить учет, но как только узнали, что записываем, рассаду брать перестали. Пришлось от учета отказаться. Летом стали интересоваться, как растет рассада. Стали устанавливаться личные связи, и тогда на приглашения на наши праздники многие крестьяне уже не отвечали отказами. И это лето прошло в укреплении связей. Следующая весна уже прошла в таком плане, что на рассаду мы получили предварительные просьбы, заказы. Отдельные домохозяева стали приветливы. О колонии перестали рассказывать небылицы и больше все задавали вопросы о нашем житье.

В этот год бывший первым и единственным приходящий в школу мальчик так сжился с колонией, что мало стал бывать дома. Это тоже имело свое агитационное значение. Следующий учебный год насчитывал приходящих учащихся уже десятками.

Родители стали бывать в школе. Школа стала принимать участие в хозяйственно-политических кампаниях района. К этому времени организовался в Красных Зорях и коллектив комсомола. Был намечен ряд общественных работ и в частности организация избы-читальни. Школа в кружках готовила или самих ребят для ряда интересных докладов или доклады делали учителя, а ребята помогали с волшебным фонарем при проведении опытов и т. п.

Лозунг «Лицом к деревне» встретил школу уже установившей связи для развертывания работы.

В этот период развернулась работа школы по организации Ижоро-Знаменского сельскохозяйственного кооперативного товарищества. Школа дала помещение, все работники школы сразу же внесли полный пай, чтобы создать кооперативный фонд, ребята в мастерских сделали оборудование для лавки, все собрания в деревнях были обеспечены докладчиками, были созданы бригады вербовщиков в члены товарищества, и 7 ноября 1924 г. товарищество было открыто.

В правление были выбраны и учащиеся. Член правления из учащихся был активным членом нашей школьной кооперации. В школе еще в 1922 году в связи с открывшейся свободной торговлей было решено создать кооператив учащихся. Были выделены средства на приобретение учебных пособий и продуктов питания, создана коопорганизация учащихся и кооператив заработал. Этот кооператив и способствовал организации товарищества в деревне.

За организацией товарищества стали подходить к вопросу о коллективизации деревни.

Первым этапом была организация машинно-прокатного товарищества. Дальше разрешаем задачу организации бычьего товарищества.

Связь с деревней стала полнокровной. Культурное влияние школы отмечалось всеми организациями. За связью на хозяйственном фронте представилась возможность организовать ряд кружков для деревни. Летом работал кружок пчеловодов, зимой кройки и шитья, животноводства, кружок агроколхозной грамоты. Работа в кружках шла в таком порядке, что учащиеся выполняли посильную для них работу. В кружках они или демонстрировали учителю или проводили практические занятия или обеспечивали громкой читкой занятия кружка швейниц.

Был организован деревенский драмкружок и одним из больших его успехов следует отметить, что два года подряд этот кружок ставил спектакли в пасхальную ночь, начиная их в 11 часов вечера, чем отвлекал целый ряд крестьян от посещения церкви.

Духовой оркестр колонии имел ряд выступлений с оркестром деревни. В местной добровольной пожарной дружине также был проведен ряд работ.

Значительная работ была проделана по лечению коров деревни нашего сельсовета от эпизоотии вагинита. В главе о работе библиотеки мы уже отмечали о работе книгонош. Наши праздники красного календаря всегда принимают всех желающих из деревни, также бесплатно мы обслуживаем и кино.

Но общественная работа не ограничивается работой в деревне.

В 1931 году организован колхоз Викколово, теперь там ряд участков работы является общественной работой школы. Организация колхозной стенгазеты, налаживание учета трудодней, обслуживание колхозного красного уголка, работа с колхозницами, организация детплощадки — все эти работы в колхозе проводятся при непосредственной помощи и участии всех организаций Красных Зорь.

Связь школы с Красной армией также представила возможность организации общественной работы. Организация цветников в лагерях, работа в клубе в подшефных ротах, проведение экскурсий красноармейцев, обеспечение руководителями ряда курсов, подготовка красноармейцев в ВУЗ'ы — все это те работы, которые проводили краснозорьцы.

В проведении общественной работы на целом ряде участков школе помогло ее центральное положение в период работы Стрельнинского сектора детских колоний. Но одновременно следует отметить, что это центральное положение само по себе уже было также работой общественно полезного порядка.

Развертывание школой агроопытнической работы также необходимо отнести как работу, где общественно-полезные задания говорят за себя. В результате этой работы школа ведет большую работу по приему экскурсий, а прием экскурсий колонии имеет уже большой стаж работы и занимает немаловажное место во всей работе колонии.

За 1931 год колония приняла экскурсантов:

учащихся школ Ленинграда ...... 650

ШКМ Ленобласти ...... 200

пионерских баз и отрядов ...... 850

учителей города ...... 120

области ...... 430

СССР ...... 85

крестьян ...... 130

колхозников ...... 180

рабочих фабрик и заводив ...... 820

красноармейцев ...... 809

студентов ВУЗ'ов и педтехникумов ...... 320

интуристов ...... 240


Посещение колонии экскурсантами имеет свое начало с 1920 года. В этот год в среде детских колоний, работающих в Стрельне и Петергофе, Красные Зори выдвинули идею взаимопосещений для поднятия качества работы и укрепления сознательной дисциплины. В этот год все колонии занимались огородами и следует отметить, что не у всех это дело ладилось.

Посещение нами соседей поднимало престиж успеха наших сельскохозяйственных работ.

К нам же стали ходить, чтобы ознакомиться с той системой организации труда учащихся, которая позволила иметь вполне налаженное хозяйство.

С этого года мы подготовляли учащихся для того, чтобы, выполняя свои самоуправленческие обязанности, они давали бы самые исчерпывающие объяснения пришедшим в колонию.

Особенно посещение колонии соседями разрослось со времени укрепления работы Стрельнинского сектора детских колоний.

Одновременно с приемом учащихся Отдел Народного Образования посылал к нам ряд работников примерно с таким указанием. Посмотрите в каких тяжелых условиях живут и что, однако, сумели в то же время сделать.

Тема экскурсии по Красным Зорям была примерно такого же названия.

За приездом отдельных работников начались приезды ребят из школ, где эти работники преподавали. Ряд статей, помещенных в журналах, привел к тому, что стали приезжать и не только из Ленинграда.

Прием иностранных экскурсий начался с того, что в колонию приехали представители учительского интернационала, экскурсирующего по СССР.

Группа первых интуристов была очень большой — 96 человек.

Вернее первые интуристы были еще раньше.

Заседание в Петрограде под руководством В. И. Ленина 2-го конгресса Третьего Коммунистического Интернационала сопровождалось экскурсированием делегатов конгресса по учреждениям Петрограда.

Группы делегатов знакомились и с новой школой. Они ездили в Детское село и трое из них были и у нас.

Со времени приезда делегатов иностранцев-учителей ВОКС систематически направлял для ознакомления с колонией и группы интуристов и одиночек. Группы в большинстве случаев являлись рабочими группами, одиночки были учителя и представители науки.

В колонии два раза были представители Министерства народного образования Турции, причем во второй раз они приехали по своему желанию в целях сравнения роста колоний за эти годы.

Ряд деятелей Англии, Америки, Германии и даже Японии и других стран побывали в Красных Зорях.

Целый ряд экскурсий находились в колонии не только для беглого осмотра, но проводили в ней целый день. Так одна американская экскурсия провела в колонии целый день. Большая по своему составу и имевшая из 75 человек приехавших троих, умеющих немного говорить по-русски, экскурсия быстро увязалась с ребятами колонии. В составе ее были рабочие, инженеры и учителя. Обычно с общественно настроенными экскурсиями в колонии вместе с детьми проводятся митинги, где колония делает краткий доклад об успехах и трудностях своей работы,— этой капельки из капель безбрежного моря социалистического строительства, и в ответ на это краснозорьцы слышат об ужасах капиталистического режима.

В газетных архивах имеется ряд писем интуристов, посетивших колонию, а одна из экскурсий прислала колонии в подарок из Америки волшебный фонарь.

В числе посетивших колонию был и Джон Дьюи. А в 1931 году колония принимала леди Астор, давая ответы на ее чрезвычайно неуместные вопросы.

Так на вопрос о том, как много в Колонии умирает детей, ребята отвечали ей своей полнотой, крепкими мускулами на руках и ногах и своими розовыми щеками.

ВОКС отмечал успешную работу колонии по приему интуристов рядом писем и в частности письмом к десятилетию колонии. Им же был в свое время поставлен перед Ленсоветом вопрос о выделении сумм для ремонта здания колонии для того, чтобы колония стала базой для работы интуриста. Имелось специальное даже постановление, но оно до сих пор не реализовано.

Прием интуристов, являясь большой общественной работой колонии, в то же время играет и значительную роль в деле интернационального воспитания воспитанников колонии.

Связь с Красной армией привела к тому, что подшефные части в организованном порядке совершали экскурсии в колонию. Цифры экскурсантов-красноармейцев являются теми цифрами, которые показывают не гостей красноармейцев, приходивших в колонию, а те группы, для которых по определенным темам была проведена экскурсия.

А темы экскурсии Красные Зори теперь имеют возможность дать разнообразные.

Основная тема — жизнь и работа Красных Зорь, где с маленькой исторической справки экскурсанту покажут всю колонию.

Интересующихся организацией сельского хозяйства, как одной из баз для трудового политехнического воспитания, ознакомят с учебным хозяйством.

Для ШКМ области является особенно актуальной тема о том, как в колонии ДСУ обеспечивает задачи организации производительного сельскохозяйственного труда.

Интересующиеся сельским хозяйством получают экскурсию в той отрасли, которая их интересует.

Следует отметить, что, к сожалению, прием экскурсий проводится теми же работниками, которые ведут и текущую работу. Конечно, это очень хорошо для экскурсантов, но это очень тяжело для работников колонии.

Ряд экскурсий ведут учащиеся краснозорьцы, на отдельных участках работы учащиеся сами дают объяснения. Совершенно, конечно, очевидно, что содержание и маршрут экскурсии проводятся в соответствии с аудиторией экскурсантов.

Со времени организации района в Урицке пионерорганизация района пропустила через колонию значительное количество экскурсантов-пионеров. Посещение экскурсии подчас не удовлетворяло экскурсантов своей кратковременностью. Появлялись предложения, нельзя ли экскурсантам провести работу в течение 2-3 дней, а иногда и декады.

Так от экскурсионной работы родилась работа по организации и обслуживанию ряда курсов по повышению квалификации.

Красные Зори провели ряд курсов для пионерактива района, обслужили ряд комсомольских курсов, курсы работников I ступени, курсы работников детдомов, курсы для преподавателей естествознания, курсы для агрономов ШКМ и т. д.

Следует отметить, что в результате экскурсионной работы педтехникумов и педвузов в колонии 2 года подряд проводилась 6-недельная летняя практика естественного отделения педвуза имени Герцена.

Прием экскурсий, проведение курсов заставляет колонию всегда быть готовой к ответу на самые остро волнующие общественность и учительство вопросы школьной работы.

Эта работа заставляет учительство колонии все время работать над повышением своей квалификации, не отрываясь от производства.

К настоящему году колонии предложено проработать брошюру «Путеводитель для экскурсий», которая сейчас находится в печати под заголовком «Используем опыт школы-колонии Красные Зори», а все кабинеты, связанные с отдельными отраслями сельского учебного хозяйства, сейчас получили задание проработать темы общих маршрутов по своей отрасли и кабинету, а также и частные темы в связи с программами основ наук по биологии и агрономии, а также и для первой ступени.

Каждую осень в колонию бывает наплыв экскурсантов в связи с организацией в Красных Зорях ко дню урожая сельскохозяйственной выставки.

Сельскохозяйственные выставки

Организацию сельскохозяйственных выставок и участие в областных районных и Всесоюзной в 1924 году Красные Зори относят к своей общественной работе.

Первый опыт летней школы с сельскохозяйственным уклоном в 1920 году побудил колонию принять участие на сельскохозяйственной выставке.

Колония решила использовать выставку для продвижения своего педагогического опыта.

И надо сказать, что в первый день экспонаты — плакаты с тезисами о принципах организации работы и диаграммами успехом не пользовались. Но это было только первый день. Следующие дни потребовали постоянного дежурства на выставке педагога, который бы разъяснял, в чем сущность работы колонии, указывая, что успехи в выращивании тыкв, моркови и огурцов для колонии не являются только успехами хозяйственного порядка, а являются результатом налаженной педагогической работы и что эти овощи не цель в воспитании, а средство. Выставочный комитет наградил колонию на выставке дипломом.

С этого года колония приняла участие на всех выставках, и экспертная комиссия 1922 года отметила и педагогическую сущность работы, хотя и в тот год школьного отдела на выставке не было. В 1923 году Красные Зори приняли участие во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве и с этого года стали развертывать работу по организации выставок в районе.

Идея организации районной (волостной) выставки была доложена стрельнинскому ВИК'у.

Были предложены на подготовку ее все учительские и ученические силы. Сделано это было весной, чтобы в плане летней школы в работе и деревне иметь задачу и подготовки к выставке. Общественность Стрельнинской волости горячо поддержала эту идею. Особенно много сил затратил на организацию выставки 2-й жел.-дор. полк.

Красные Зори должны были подготовить организацию на выставке школьного отдела, подготовить пять деревень, чтобы они были представлены на выставке. Для деревни была задача так распределить премиальный фонд, чтобы в каждой деревне он стимулировал для поднятия агротехники в хозяйстве, нужно было обеспечить показ успехов кооперирования деревни через с.-х. товарищества, союзы, нужно было организовать летние колонии сектора, чтобы они также готовили деревни волости к участию в выставке.

Выставка подготовлялась, действительно, в порядке увязки учебных и воспитательных задач с общественной работой. Краеведческие вылазки, изучение хозяйства — все это служило материалом как и для летней работы, так и для подготовки деревни и отдельных ее хозяйств к выставке.

Красным Зорям было поручено озеленить территорию выставки.

В последующие годы школа перешла к организации выставки у себя в сельсовете.

Первый год была организована ко дню урожая выставка хозяйства Красных Зорь и хозяйств приходящих учеников, получивших агроучебные летние задания. Затем были привлечены к участию кооперативные организации, а с 1931 года и колхозы сельсовета. Участие в выставках и организация их служили для колонии очередной зарядкой для исправления ошибок и недочетов и продолжения и углубления ряда начинаний, связанных с решением вопроса увязать теорию с практикой и задачей обеспечить связь естествознания с сельскохозяйственным материалом.

Работа детского дома в колонии

Школа-колония, решая целый ряд педагогических задач, которые были освещены выше, родилась только как детский дом.

Борьба за школу была борьбой за постановку и решение той педагогической проблемы, которая в те годы была формулирована, как обеспечение единства в обучении и воспитании.

На фронте этой борьбы колонии пришлось преодолеть целый ряд трудностей.

О некоторых из них читатель уже знает.

Стремление к организации работы школы и детдома в едином плане было отмечено в первых тезисах колонии.

При обсуждении тезисов тов. Якубинского о колонии в 1920 году колония настояла на такой формулировке: колония не есть вывезенный за город интернат или детский дом, нельзя говорить о колонии при школе или школе при колонии, но нужно говорить о школе-колонии (через тире).

Школьный совет, в октябре 1920 года планирующий начало школьных занятий в колонии, расставляя силы по местам работы, записал так: «остается на сегодня распределить классное воспитательство, установить общий порядок дня, так как, конечно, будем строить работу школы и детдома единой».

Практически эта очень тяжелая задача решалась в следующем порядке.

Прежде всего, при организации колонии кадры работников подбирались как учительские кадры, имеющие педагогическое образование и опыт.

Уже к лету 1920 года, наблюдая трудности работы соседей, вызываемые наличием кадра воспитателей и преподавателей, мы решили иметь только одни кадры — работника школы-колонии.

Этот работник, имея нагрузку учебной работы в классе, обязательно принимает постоянное участие с этим классом в сельскохозяйственных работах в колонии и является в то же время воспитателем в этой же группе как в школе, так и в детдоме.

Общая с воспитателями столовая, размещение комнат работников колонии рядом с группами детей, совместная работа на производстве — все это быстро сколотило весь коллектив колонии и детей педагогов в крепкое целое, которое так поражало всех экскурсантов того времени. Колонисты в органах самоуправления были поставлены в такие условия работы, когда обычная в то время слежка детей за питанием взрослых, пользующихся котлом колонии, превратилась в заботу колонистов о том, чтобы учитель был сыт, так как ребята видели его всегда на передовых постах всех тяжелых хозяйственных работ в колонии.

Связь сельскохозяйственного труда с учебными работами обеспечивала успех этого труда и делала его не трудом нудного самообслуживания, а трудом стройки школьной работы.

Самоуправление сразу же было организовано как единое, где интересы школьной работы и работы детского дома дифференцировались в отдельных ячейках.

Педсовет колонии также был единым и в нем только организовывались комиссии, которые ставили и обсуждали вопросы, связанные с работой детдома. В первые годы даже и комиссии эти не работали отдельно, а все вопросы решались пленумом, чтобы они захватывали весь рабочий коллектив.

Трудности решения этих задач осложнились тем, что в руководстве колониями во вне не было четкой линии о роли детского дома.

И колонии неоднократно ее стремление к единой работе ставилось в упрек как недооценка детдома, в то время как колония роль детдома своей системой работы поднимала.

В своих тезисах об организации колонии она теоретически наметила, что соотношение детей детдома к школьникам, приходящим от родителей, должно быть 1:1.

На самом же деле даже и сейчас это отношение 3:1.

Особенно резкие возражения колония встречала в своей системе ликвидации штата так называемых воспитателей детдома.

Работники колонии все строго расставлялись на рабочие места вполне определенной педагогической работы, класс, отрасль сельского хозяйства, мастерская, клуб, оркестр, драмработа и т. д. Режим дня строился в таком порядке, чтобы эти расставленные работники могли бы конкретной работой охватить весь детский коллектив. В колонии не имели места обычные дежурства воспитателей групп детдома. Были только общие дежурные по колонии, которые обеспечивали бы соблюдение режима целого дня для всего коллектива колонии.

Эта ликвидация «воспитателей» ни в какой мере не означала ликвидации воспитательной работы. Наоборот, мы качество воспитательной работы поднимали до решения задач коммунистического воспитания. Такая же работа была проведена и в деле организации организационно-административной работы,— не было отдельных задач школы и детдома, а были только задачи школы-колонии.

В осуществлении этой задачи колония встречала недоверие не только со стороны руководящих надшкольных органов. В среде колонии в 20 и 21 годах возникли между руководством колонии и рядом работников колонии трения. На знамени недовольных был тезис о том, что системой, которую проводит руководство, принижается работа школьного порядка.

Отсутствие у этих работников учета объективных возможностей, отсутствие понимания отдельных этапов пути к одной цели стирания искусственно созданных граней воспитания и обучения, школы и детдома, дало повод для нездоровой дискуссии, которая, конечно, тормозила развертывание намеченной единой работы.

В период организации в колонии коллектива РКСМ также пришлось выдержать большие бои по вопросу и об едином самоуправлении и даже об едином коллективе комсомола.

Вопрос о введении в школьную работу совместного воспитания в то время не вызывал уже никаких сомнений. В это же время вопрос о совместном воспитании мальчиков и девочек в детдоме все еще вызывал сомнения. Опыт слияния старых приютов для мальчиков и девочек, женских институтов с кадетскими корпусами имел уже свои «успехи», которые отталкивали от поставленной Октябрем проблемы.

Работники забывали, что там было смешение старых традиций с новыми запросами стройки. Там должна быть коренная ломка, перестройка и борьба с прошлым, а здесь намечалась стройка.

Проблема мальчиков и девочек в детском доме колонии все время решалась наличием соотношения 1:1 и на помощь тем или иным трудным моментам в организации двуполого коллектива в единый коллектив мы решали все тем же все исправляющим трудовым режимом.

Общей обстановкой большинства детдомов того времени была обстановка отношения ребят к преподавательскому составу, как отношение к «спецам», не заслуживающим их «революционного» доверия.

Педагогические установки в организации ячеек самоуправления также часто не встречали сочувствия вне колонии, но зато они разрешили ту задачу, что в колонии не было обстановки, при которой отношение ребят с учителями было бы отношением взаимно борющихся сил. Все силы были направлены на стройку.

Административное руководство все силы сосредоточивало на том, чтобы коллектив работников в целом не метался под влиянием тех или иных педагогических мод и не увлекался бы рядом прожектерских, увлекающих новинок и видимой «левизной» предложений. Это была очень тяжелая работа, так как «левая» фраза и большинство прожектерских предложений в первую голову увлекали, конечно, ребят, а также и неустойчивых педагогов.

Нужно было обеспечить, чтобы педагоги не запутывались в ориентации, так как ориентировать в то время колонию брался всякий, кто только не приезжал в неё.

Нужно было каждый раз доказывать неуклонно политику проведения и осуществления линии ориентации колонии, которая была оформлена тезисами, как реальным наполнением положения о единой трудовой школе.

Нужно было уметь показать, что одно дело план, что есть конечный этап, к которому стремится колония, и что по пути к нему ей приходилось, приходится и еще много придется проделать этапов, которые по первому впечатлению не всегда соответствуют тому или другому тезису плана.

Особенно было тяжело с делом организации учебы, как основного элемента комвоспитания.

Мы должны были пережить период, когда совершенно официально считалось неприличным для воспитанника детского дома кончать школу.

Временем окончания детдома считалось время, когда воспитаннику исполнялось 16 лет.

Когда мы наметили свой первый выпуск, в котором из 10 человек 9 были воспитанниками детдома, направить учиться дальше в ВУЗ, над нами буквально издевались.

Однако мы всех ребят приготовили к тому, чтобы они выдержали экзамены, занимаясь с ними учебой все вечера, работая над укреплением их знаний все лето.

И сейчас Красные Зори гордятся традицией посылать ребят учиться дальше.

Приходилось действовать сразу на несколько фронтов. Бороться с трудностями налаживания учебной работы, с трудностями хозяйственного и организационного порядка, нужно было преодолеть трудности общего порядка, когда ребята не отдавали отчета в нужности учиться и особенно нужно было преодолеть трудности, когда воспитаннику детского дома внушалось, что успешное окончание школы не его обязанность.

И это было особенно тяжело для колонии, потому что состав ребят в колонии подлинно пролетарский, ребята в большинство были сиротами и большинство беспризорничавшими на улице.

Твердость и неуклонность в выполнении поставленных задач дали школе не только радость выпусков девятилетки.

«Общество» старых краснозорьцев

Первый выпуск колонии не только не порвал связей с колонией, но реализовал идею оформления постоянной связи окончивших колонию с нею.

На обычную встречу нового года после первого выпуска окончивших девятилетку собрались после первого выпуска и все ребята, окончившие, теперь уже студенты.

Мы решили сделать доклад о первой краснозорьской экскурсии в Крым. К этому дню наш фото-кружок приготовил диапозитивы из быта и работы крымской экскурсии, а также и диапозитивы из жизни предыдущих лет колонии.

Собрание прошло очень оживленно и в процессе его было внесено предложение закрепить сроки съездов оканчивающих. Были приняты следующие сроки: день основания школы — 21 ноября, день празднования организации коллектива ВЛКСМ — апрель и первое января.

А дальше предложение было углублено тем, что решили проработать вопрос о создании общества старых краснозорьцев.

Конечно об обществе в настоящем смысле слова и речи быть не могло, но создалось нечто в роде новой ячейки самоуправления, которая решала ряд вопросов связи окончивших. Традиция Красных Зорь действовать реально была оправдана и здесь.

Общество провело и проводит ряд работ по организации для ребят условий для проведения их отпусков в Красных Зорях как во время учебы, так и если они находились на работе.

Ряд ребят обеспечивал Школу кадрами, работая в ней в качестве заместителей.

Силами окончивших был поставлен ряд спектаклей. Выпущен ряд газет окончивших, в которых освещены как вопросы жизни окончивших, так и вопросы, которые решали Красные Зори на данном этапе.

Старые краснозорьцы выпускали юмористический журнал «Весельчак», где бичевали недостатки текущей работы Красных Зорь и их быта уже вне Красных Зорь.

Сейчас намечено организовать дом отдыха для старого краснозорьца. Название «дом», конечно, очень громкое.

Будут организованы только комнаты. В связи с предстоящим 10-летием комсомольской организации в Красных Зорях организована бригада, которая готовит инсценировку, отражающую десять лет работы комсомола.

Многочисленные вопросы о том, почему в Красных Зорях не напишут повести о жизни краснозорьцев, побудили создать и бригаду, которая занята сбором материала для составления такой повести.

Организация в Красных Зорях агропедтехникума ШКМ

1930 год был годом реформы школ в семилетки. Стройно налаженная система организации учебной работы, рассчитанная на 9 лет, система, где взаимоувязывались учебные, производственные и воспитательные задачи, дало повод ЛООНО не ликвидировать в колонии 8-й и 9-й классы.

Однако перспектива неопределенности работы для девятилетки не могла удовлетворить Красные Зори. Систематически проводя борьбу против ранней специализации, обеспечивая во всей текущей работе общеобразовательные задачи, школа должна была найти выход рационального использования своего опыта.

Весной 1930 года Красные Зори представляют в Н. М. С. ОблОНО записку с планом организации в школе агропедагогического техникума, который мог бы готовить кадры, нужные для обеспечения организации в школе политехнической трудовой подготовки в разделе сельского хозяйства. План встречает одобрение и Красным Зорям предложено проработать профиль и учебную сетку.

В августе 1930 г. утверждается первый вариант профиля и схема учебной сетки.

Коллегия ОблОНО решает открыть в Красных Зорях согласно представленного профиля техникум.

Но сметные предположения заставляют время открытия техникума отложить на некоторое время. Прием отложен на апрель. 25 апреля 1931 года были начаты занятия на первом курсе техникума. Осенью был проведен набор еще одного отделения. Сейчас сделан набор еще двух отделений.

Факт существования техникума налицо.

Но следует заметить, что как и по отношению к школе при организации техникума вопрос о капитальных вложениях на его организацию оказался обойденным. Не лишне для истории отметить, что и эта скромная смета была найдена утвержденной только уже после двух месяцев работы техникума.

Два первых набора техникума были проведены из окончивших ШКМ области, причем все 100% учащихся техникума были комсомольцами.

В апреле 1932 года техникум отметил год своего существования.

Развертывание работы техникума совпало с историческим решением ЦК ВКП(б) о школе и студенты пришли в техникум, с большими прорывами в области знаний.

Год работы был годом ликвидации коренного недостатка семилетки.

Он же был годом, когда лучшие традиции Красных Зорь — стремление единым коллективом администрации, учительства и учащихся решать задачи преодоления трудностей, строить, коммунистически воспитать подрастающее поколение,— старые работники старались передать и техникуму.

Учебное хозяйство, как производственная база для образовательной и учебно-практической работы, является в известной степени предварительно подготовленной предыдущей работой Красных Зорь.

Колхозная комсомольская молодежь, приехавшая учиться в техникум, оказалась таким материалом, с которым нужно проводить колоссальную воспитательную работу. Год работы определил пути преодоления этой основной трудности. Трудный в воспитательном отношении воспитанник детского дома оказался ничто по сравнению с физически уже сложившимся, физически зрелым представителем деревенской молодежи, еще мало поработавшей над вопросом ликвидации в себе инстинкта собственности. Здоровый комсомольский коллектив и крепкое ядро актива ребят первых приемов — залог к тому, что и работа техникума пойдет по нормальному руслу, выполняя задачу подготовки таких остродефицитных кадров, как агропедагоги.

История организации техникума, конечно, имеет еще пока свою только первую страничку, но все основания говорят за то, что она будет писать целую книгу.

Наши трудности

Пройти четырнадцатилетний путь от 27 воспитанников детского дома до 400, пройти за эти годы путь от летних вольных занятий к организованной школе на 600 учащихся и к 2 отделениям техникума, построить школьное хозяйство от 6 грядок, вскопанных вилками, до 150 га обработанной земли, проработать учебные планы, где сельское хозяйство стало бы конкретным материалом для усвоения основ наук — это значит преодолеть ряд трудностей.

Первая основная и сопутствующая нам на протяжении всей работы трудность — это комплектование детского дома. От случайности в день рождения, через укрепление работы получением группы трудных ребят в воспитательном отношении и так дальше до сегодняшнего дня.

Памятный колонии 1925 год, когда и нее влили 5 закрытых детдомов в количестве 300 детей, конечно, подтверждает, что комплектование должно бы быть иным.

В процессе работы часто получались ножницы, когда с одной стороны методически проработанный вопрос оформлялся в план конкретных мероприятий, но осуществление этого плана срывалось трудностью детского коллектива.

Преодоление этой трудности школа решила организацией внутри себя групп подростков школы, это облегчило отдельные участки фронта, но на общем фронте трудность оставалась.

Цифры наших выпусков и данные о том, что представляют собой выпущенные ребята, сейчас, конечно, показывают, что с этой трудностью колония справлялась, но они, к сожалению, не могут показать, а чтобы она могла сделать, если бы эта совершенно не объективная трудность в их работе места бы не имела.

Вторая трудность — это необходимость зарабатывать себе право на жизнь.

За эти тринадцать лет кто только не покушался на ликвидацию колонии.

С 1920 по 1923 гг. колонию выселял географический музей. Целый ряд реформаторов вносил предложения слить колонию с соседними, переселить ее в глубь уезда, реорганизовать в колонию для подростков и т. д.

Еще в 1931 году часть помещений колонии была временно занята фермой ЛСПО, которая дальше мечтала занять все помещения колонии. Только вмешательство госарбитража внесло ясность в вопрос, но на решение его было потрачено 8 месяцев хлопот.

Даже в 1932 году приезжали уже «принимать» помещения колонии, заверяя, что есть решение соответствующих инстанций: Садогородвинтрест, Кронштадтский коопхоз, промкомбинат — и это только за один год.

Список «покушавшихся» на жизнь колонии составил бы не одну страницу, если бы его привести полностью. Уж весной этого года снова вопрос о самостоятельном существовании колонии решался в комиссии по уплотнению ленинградских учреждений.

Кроме обычного права на жизнь всякое учреждение должно иметь средства на его рост и развитие. Если оно растет и развивается, т. е. то, что называется, капитальное вложение.

В нашем очерке история с обзаведением пчелами, приобретение первой свиньи может показаться литературным трюком автора. Как было бы хорошо, если бы это было так на самом деле. Когда в говорящем кино люди, не работавшие в детдоме смотрят как строится ребятами железная дорога в картине «Путевка в жизнь», они почти каждый отмечают, что это красивая выдумка.

Смотревшие «Путевку в жизнь» краснозорьцы отметили, что как много они могли бы показать, что они строили за эти годы.

Принцип «Мы сами» имел громадное воспитательное значение в деле решения задач воспитания. Но он отодвигал на задний план целый ряд других задач, которые бы еще с большим эффектом дали бы положительные результаты. Просматривая сметы колонии за все эти годы, нельзя найти ни одной суммы, которая бы обеспечивала возможность роста как капитальное вложение. Все суммы сметы — это суммы текущих расходов. Но и это было бы не плохо. В этих же сметах можно найти более неприятные для развертывания работы сроки — отнести на спецсредства.

Что такое спецсредства? Это те доходы, которые выработаны усилиями ребячьего коллектива.

Колония часто слышит, что это хозрасчет. Это совершенно неверное понятие хозрасчета. Самое дикое извращение его понимания.

Нельзя инструктора учебной мастерской поставить на оплату за счет тех изделий, которые сделают под его руководством учащиеся, также нельзя агронома заставить работать на средства, зарабатываемые трудом ребят.

В такой обстановке задача сделать учебное хозяйство образцовой лабораторией политехнической школы не сможет быть решенной, а производственный труд не сможет быть организован подчиненным учебным и воспитательным целям школы.

Из этого вовсе не следует делать вывода что учебное хозяйство не должно быть рентабельным и приведенные материалы выше говорят сами за себя.

Вопрос о кадрах работников, конечно, самый острый вопрос. Нужно сказать, что все школы и в особенности колонии пережили ряд сокращений штатов, так как штаты были непомерно раздуты.

Но необходимо отметить, что во всех этих сокращениях Красные Зори попадали в исключительное положение, ей всякий раз штаты увеличивали.

Происходило это потому, что колония считала, что лишний штат только мешает работе, если он не соответствует задачам.

И ко времени твердых штатов колония пришла с минимумом их.

В результате сейчас штат в колонии в соответствии с развернутой работой совершенно недостаточный.

Но и не только в этом трудность. Проводя такую значительную работу, колония не может добиться отпуска средств на расширение своей опытной работы.

Выше мы приводили цифры экскурсий, принятых колонией.

Мы знаем, что ряд экскурсионных станций имеют пропускную способность не на много большую. Однако они имеют для работы специальные штаты.

Учебное хозяйство школы это детская сельскохозяйственная станция, а она обслуживается все теми же рядовыми учителями школы, которые, организуя эту работу, конечно, не бросают ее, а развивают, так как это является делом их чести, делом доблести и геройства.

Два слова следует сказать и о кадрах колонии. Многие работники очень любят восторгаться успехами работы колонии, но на предложение придти на работу обычно отвечают отказом.

К сегодняшнему дню в колонии из 3 работников, начавших работать с первого дня, работает 1.

работает 14 лет ......1

работает больше 11 лет......9

работает больше 10 лет......5

работает от 7 до 9 лет......13

работает 5 лет......7

от одного до 3 лет......15

Цифры роста колонии, сопоставляемые с постоянством состава, показывают, что текучести в составе педагогических работников в истории колонии не было.

Трудность в этом вопросе заключается в том, что основные кадры изнашиваются, а новые кадры в наличную обстановку не идут.

Не менее непреодолимой трудностью является и вопрос об обеспечении учебным оборудованием.

В школе все еще нет физического кабинета, мебели недостаточно, нет никакого оборудования, кроме кроватей в спальнях детдома.

Особенно трудно колонии оттого, что нет возможности произвести необходимый ремонт.

В 1925 году был занят дворец, отремонтированы печи, оборудован водопровод и установлена местная электростанция.

Но энерговооружение Красных Зорь сейчас таково, что если в библиотеке есть диаграмма, которая показывает, как от лучинки 1919 года колония пришла к электролампе в 1925 году, то есть и диаграмма, где начиная с 1923 года в колонии работает и лучинка, и керосиновая лампа, и электросвет.

Нужен ремонт крыш, канализации, внутренний ремонт, ремонт водопроводной сети, а также и в особенности электростанции.

Глава о трудностях нашей работы не должна быть рассматриваема, как глава нытиков.

Тринадцатилетний путь борьбы преодоления всех текущих затруднений в работе страхует нас от выслушивания этого незаслуженного упрека, но без этой главы картина нашей жизни была бы неполной, а главное мы не могли бы очерка о своей работе закончить главой о наших надеждах.

Наши очередные хозяйственные задачи

Право на жизнь и работу, которое неоднократно на протяжении 14 лет работы разными обстоятельствами оспаривалось, Красные Зори себе заработали. Они на сегодня имеют и ряд объективных условий для развертывания работы. Но они могли бы делать много больше, если бы целый ряд условий соответственно изменился.

Красные Зори не могут посетовать, что им уделяли мало внимания.

От членов ЦК партии, бывавших в колонии до рядового партийца нашей ячейки все отмечали успехи в работе и помогали ярче видеть недостатки и сосредоточивать больше сил на их ликвидацию. От членов сельсовета и до члена ЦИКа СССР мы также слыхали отзывы и указания.

Приятно читать оставленные в 1926 году на память колонии строки, написанные З. И. Лилиной, которая пишет:

«Счастье видеть, что труды коллектива педагогов и их воспитанников не прошли даром. Из развалин создано стройное здание. Новая школа — школа труда и жизни — создана в самые тяжелые годы, которые переживала республика Советов.

Как не радоваться и не желать горячо от всей души успеха революционерам-строителям школы Красных Зорь».

Это строки работника, который с 1919 по 1926 годы непрерывно стоял на руководящей работе в органах Наркомпроса.

В 1929 году в день годовщины колонии ОблОНО обращается к колонии с грамотой, где отмечает, что школа-колония Красные Зори, «являясь детищем Октябрьской революции, в течение десяти лет шаг за шагом продвигалась вперед, отвоевывая одну за другой позиции на путях строительства по созданию трудовой советской школы ... Областной отдел отмечает вместе с тем, что достигнутые школой успехи явились результатом главным образом трудовых усилий творческого и революционного энтузиазма как руководителей школы, так и всего школьного коллектива. Материальные условия, в которых жила школа, всегда были трудны, вследствие чего от работников школы требовались большая настойчивость и энергия в деле осуществления поставленных ими перед собой задач».

Школа имеет отзывы ВОКС о том, что показом своей работы она способствовала работе ВОКС в деле освещения работы органов ОНО.

К десятилетию школы ЦИК СССР подарил ей киноустановку. Нынче школе Деткомиссией ЦИКа дана премия в 2000 рублей.

Размах работы, созданной естественным развитием Красных Зорь за эти четырнадцать лет, сейчас требует большой помощи.

Первое и основное — школе нужно произвести ремонт. Надо сохранить ценнейшие здания, оставшиеся в наследие от старого режима, и нужно привести их в такой внешний порядок, чтобы можно было показать, как Октябрь дворцы передал детям для развертывания дела культурной революции, подготовки смены. Ремонт, обеспечение светом и создание других необходимых условий сразу же разгрузят целый ряд педагогических сил, которые с большим эффектом будут выполнять свои основные обязанности.

Школа должна найти средства для обеспечения классов мебелью и лабораторным оборудованием, т. е. надо найти средства для капитального вложения, т. к. школа выстроена заново, она детище Октября, а средств на ее оборудование не вложено достаточно, чтобы честь быть детищем Октября была бы оправдана рядом условий для работы.

Необходимо закрепить штаты постоянных работников школы, которые обеспечили бы успешное выполнение всех участков педагогической работы в колонии, задуманных и начатых.

В частности необходимо срочно решить вопрос о том, как в самый короткий срок нужно помочь школе решить задачу сделать учебное хозяйство образцовой лабораторией политехнической школы.

Для этого надо решить также задачу изыскания капиталовложений в учебное хозяйство школы.

Комплектование стада, оборудование и ремонт оранжерей, организация парникового хозяйства, мелиоративные работы, очистка и шлюзование прудов, починка дорог и мостов парка, посадка древесных насаждений,— всё это не может быть сделано без капиталовложений.

Для этого надо договориться о выделении средств из фонда строительства совхозов, ибо Красные Зори — хозяйство не потребляющее, а производящее.

Парк Красные Зори летом в среднем пропускает до 1000 гуляющих, а в дни отдыха до 3000, следовательно, он выполняет коммунальные услуги, являясь в то же время лабораторией школы.

Средства на поддержание паркового хозяйства школа должна искать из средств коммунального фонда. И надо добиваться, чтобы именно школа рационально их использовала, чтобы она, действительно, отведенную ей территорию могла бы организовать как территорию, где будут осуществлены задачи комвосиитания. Одних канав в парке нужно прорыть до 10 километров. Необходимо решить задачу обеспечения охраной хозяйства школы также за счет коммунальных фондов. Парк школы не огорожен, в нем расположены все виды хозяйства и все они являются соблазном для 3000 отдыхающих в парке. Одни валяются на траве, которая является сенокосом, другие рвут цветы и ломают деревья, третьи ловят выращенную ребятами рыбу, четвертые валят парковые деревья на дрова и т. д.

Школа добивается включить в свой штат смену сторожей и подведомственного милиционера, ибо сейчас силами учащихся парка уже не охранить, тем более, что воспитательной работы среди населения сейчас школе не закрепить, т. к. население кроме основного сейчас увеличилось в три раза и стало текучим.

Приведенная выше статистики за 1931 год экскурсантов показывает, что в школу едут посмотреть организованное ею сельское хозяйство в учебных целях и что школе нужно отпуском средств обеспечить организацию детской опытной сельскохозяйственной станции.

Особенно необходимо решить вопрос о закреплении кадров работников, отдавших значительную часть своего рабочего стажа стройке Красных Зорь.

К несчастью для школы, ее работников переманивает повышенными окладами ряд учебных хозяйств НКЗема и даже научно-исследовательские учреждения. Удержать работника обычной ставкой, пониженной даже по сравнению с Ленинградом, т. к. мы работаем в пригороде, конечно, сил не представляется.

Нужно обеспечить приток в колонию молодых работников на праве отбора, создав для них условия, подобные условиям аспирантуры, чтобы вначале он был заинтересован приобретать опыт, а затем был бы заинтересован, чтобы его оставили в Красных Зорях работать и дальше.

Необходимо обеспечить колонию достаточным штатом административно-хозяйственных работников, чтобы разгрузить учебную часть от хлопот за право на жизнь и право на нормальную жизнь.

Красные Зори убеждены, что внимание, которое им оказывалось ознакомлением с их работой в предыдущие годы переключится к конкретной материальной помощи для создания школы достойной к ХV-летию Октября носить почетное имя детища Октября.

1933 г.


Шевченко Галина 10 мая 2015 - 15:20
Я ищу ленинградский детский дом "Красные зори", где в годы войны воспитывалась моя мама. Сама я живу в г. Тобольске Тюменской области.
[Ответить]
Admin 10 мая 2015 - 15:31
После войны этот детский дом перестал существовать. Некоторую информацию вы можете найти в разделе "Истоки - Ионин - Красные зори"
[Ответить]
Толстова Татьяна 05 октября 2016 - 13:30
возможно ли найти списки воспитанников этой и других колоний, т. к мой дед был в их числе?
[Ответить]
Татьяна Янцен 07 февраля 2017 - 13:41
Здравствуйте. Каменский Николай Николаевич был воспитанником Красных Зорь. Он хотел бы найти воспитанников выпуска 1938 года.
[Ответить]

Страницы: [1]

Оставить  комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:
Введите ответ:
captcha
[Обновить]
=