Игорь Петрович Иванов и коммунарская методика

кленовые листья

На главную

ГАЗМАН Олег Семенович

кандидат педагогических наук, заведующий лабораторией НИИ общих проблем воспитания АПН СССР

Коммунарская идея ждёт

Знает ли сегодня наша официальная педагогика, как создать атмосферу открытости и гласности, взаимоуважения и сотрудничества учителей и учащихся? Как преодолеть скепсис у определенной части молодежи и тем самым открыть простор инициативе и творчеству? Или как, к примеру, практически воспитывать «культуру социалистического демократизма» и еще многое, востребованное, постановлением Пленума ЦК КПСС.

Сегодня нужны не рассуждения о должном, а именно практика ленинского по духу воспитания. О том, что должен делать воспитатель, говорилось много лет — создавались тома диссертаций, книг, брошюр, постановлений и приказов. А вот вопрос «как делать?» остался без ответа. Умную технологию воспитания, на которой настаивал еще Макаренко, то есть практическую педагогику, точно отвечающую целям нашего воспитания, наука фактически отвергла.

Между тем методика И. Иванова, обогащенная коллективным творчеством многих воспитателей и воспитанников, знает ответы на эти самые трудные вопросы. И те, кто знаком с ней и результатами ее применения, утверждают: это как раз то, что определит перестройку воспитательных отношений в школе, станет катализатором духовного обновления нашей воспитательной системы. Вот откуда «летающая в воздухе» идея необходимости создания Центра изучения и распространения новаторской методики. Центр нужен еще и потому, что в разных точках страны живы очаги коллективного творческого коммунарского воспитания, их надо объединить и обогатить, напитать идеями и культурой.

Я шёл на совещание в тогда еще существовавший Минпрос с радужным настроем — пошло дело. Но были и сомнения. Предположим, создан центр и он начал распространять ту методику, которую мы считаем методикой обновления. А какую методику будут разрабатывать и распространять нынешние лаборатории НИИ общих проблем воспитания? И как мы будем ее называть? Методикой застоя? Значит, речь идет либо об открыто альтернативной педагогике, либо…

И тут родилась точно сформулированная мысль: коммунарская методика есть не что иное, как способ существования, способ здоровой творческой жизни макаренковской методики коммунистического воспитания в коллективах разного типа. Тот набор конкретных приемов, правил, законов, который ограждает воспитателей и воспитанников от формализма, казарменной заорганизованности, от дисциплины страха, включает сознательность и механизм коллективного творчества. Короче: у нас в руках конкретная методика деформализации и демократизации воспитания, то есть методика перестройки. Но если это способ бытия общей методики, то он и должен стать предметом осмысления и объектом распространения всей науки о воспитании. А центр должен достичь подлинного союза науки и практики.

Итак, появилась первая задача будущего центра: создать практическую методику формирования демократической, творческой личности с высокой гражданской направленностью.

Нынче за хороший коллектив выдается обычно собрание детей, подчиняющихся общей дисциплине, выполняющих режим и единые требования. И все. Но куда приведет такой «коллектив» развитие личности, мы можем судить по рецидивам двойной морали, апатии, безынициативности, эгоизма, меркантилизма и прочим печальным реалиям дня. Таким образом, возродить практику коллективного воспитания на основах самодеятельности совместной с воспитателями творческой деятельности школьников — задача вторая.

Третья задача выходит на разработку активных методов формирования педагогического мастерства и передачи технологии из рук в руки всем субъектам воспитания: и взрослым и детям.

На совещание в кабинет В. Шадрикова пригласили людей вполне компетентных. Среди них: В. Малов — бывший педагог Ленинградского КЮФа, Н. Царева и Е. Титова из Коммуны имени Макаренко при ЛГПИ имени Герцена, А. Бруднов, начальник управления воспитательной работы бывшего Минпроса, ранее работавший в «Орленке». Здесь и Р. Курбатова, благословившая в шестидесятых годах активную методику от имени ЦК ВЛКСМ, и те, кто сегодня готов поддержать ее в пионерской организации и в школьном комсомоле — секретарь ЦК ВЛКСМ И. Никитин, заместитель председателя ЦС ВПО Н. Стрельникова, ответственные работники отдела школ педагоги-ученые — Л. Новикова, М. Казакина, В. Журавлева, А. Мудрик, В. Караковский, представители прессы.

Идея научно-практического центра творческого воспитания была обоснована примерно так:

— Думая над тем, что нового в организации научной работы даст этот центр, мы должны преодолевать те недостатки, которые присущи нынешнему состоянию педагогической науки. Прежде всего, это отрыв науки от практики.

Первая управленческая идея — интегрировать проверенную практикой науку с переподготовкой кадров. До сих пор одни институты занимались чистой наукой, другие доводили ее исследования до преподавателей (ИПК, ИУУ). Не исключая этих каналов, центр открывает еще один — сборы по практической подготовке педагогических кадров. Тем самым в один узел связываются вопросы научной разработки и внедрения.

Вторая управленческая идея — соединить воспитание как науку и как искусство. Сколько слов сказано на эту тему в мировой и советской педагогике, да только воз и ныне ни с места. Надо четко представлять себе, что, вкладывая средства в науку о воспитании, мы в лучшем случае получим научно-методические рекомендации. Но ведь это еще далеко не искусство. Искусство воспитания имеет свои закономерности, и так же, как и другие виды художественного творчества инструкциями не передается. Оно передается общением с мастером, «глаза в глаза», «из рук в руки». В искусстве воспитания важно передать и чувство к детям, и тон общения, и стиль отношений, и деталь, и прием, и образ целостной ситуации, и (что уж совсем инструкцией не передашь) веру в идеалы, то, ради чего работает человек.

Таким образом, если мы действительно хотим получить хорошие результаты, мы должны предоставить равные права, в том числе и материальные, науке о воспитании и искусству воспитания.

Учитывая сказанное выше, структура будущего центра видится нам на трех организационных уровнях: научно-исследовательском, производственном и учебном.

Научно-исследовательский (уровень) мог бы быть представлен лабораториями, изучающими закономерности формирования личности в условиях демократизации общества; содержания и методики коллективной творческой деятельности; развития детских интересов и самоуправления; интенсивных методов воспитания и передачи педагогического мастерства.

Для того чтобы осуществлялась органическая связь науки и производства, чтобы эти уровни постоянно взаимодействовали, в центре (при лабораториях) необходимо иметь ряд специализированных технологических групп, которые бы разрабатывали то, чем никто сегодня в АПН СССР не занимается: искусство, технику педагогического общения, технику взаимопонимания (не только с индивидом, но и с собранием индивидов); сценарное и режиссерское искусство воспитателя; методику коллективного анализа и принятия решений, а также коллективного планирования и строительства перспектив.

Почему, например, нужна вариативная разработка перспектив? Не оттого ли многие воспитательные учреждения теряют свое назначение, разрушаются духовно, что изначально не имели или утратили перспективу развития. Беспомощность руководителей школ, ПТУ, УПК в отборе перспектив, в коллективной их разработке — одна из главных причин застоя идейно-нравственного и профессионального.

Связь между лабораториями и технологическими группами обеспечивается общей задачей — научить. Передать педагогам и знания, и мастерство. Например, лаборатория формирования личности разрабатывает программу демократической культуры для растущего человека, а технологические группы переводят эту программу на уровень социальной практики пионеров и школьников, практики коллективного планирования, принятия решений, техники действий педагога, его поведения и общения с детьми в различных воспитательных ситуациях.

Так же детально разрабатывают технологические группы вопросы самоуправления: варианты структуры; как сделаться новичку-подростку организатором; технология помощи и товарищеского общения воспитателей с представителями детской общественности. В каждую такую группу входит педагог (психолог) — разработчик и педагог-методист, непосредственно участвующий и в опытной работе в школе и в подготовке кадров.

Второй уровень центра — опытные школы, школьные и внешкольные объединения, творческие мастерские.

Опытные школы — это школы, в которых создаются или проверяются новые формы и новые технологии воспитания благодаря коллективному творчеству учителей, воспитателей и воспитанников — всех школьников, комсомольцев, пионеров, октябрят. Без участия самих ребят никакая демократическая педагогика не может быть создана. Это должна быть педагогика коллективного самовоспитания.

Школы работают в содружестве с лабораториями на основе связей взаимного обогащения.

Воплощая идею соединения науки и искусства воспитания, центр с необходимостью приходит к открытию творческих мастерских, которые бы целостно, органично передавали другим богатейший опыт методики коммунистического воспитания. Если этот опыт передается через заражающее индивидуальное своеобразие мастера, то он становится важнейшим стимулом к творчеству любого человека, решившегося на ученичество. Представим себе мастерские Азарова в Москве, Шмакова — в Липецке, Католикова — в Сыктывкаре, Щетинина и Бедерхановой — в Краснодарском крае, Аникеевой — в Новосибирской области, Барышникова — в Пермской, Шестерникова — в Калининской … Любой педагог из школы или вуза может подать заявку на открытие творческой мастерской. Специалисты центра проведут экспертизу опыта и мастерства и через «Учительскую газету» расскажут о новом мастере.

Третий уровень центра — обучение и переподготовка кадров. Как решается эта задача? Во-первых, с помощью систематической работы со студентами по созданному для этого спецкурсу (такой спецкурс готовится в ЛГПИ имени Герцена). Во-вторых, тут же при Герценовском пединституте на факультете повышения квалификации должно быть создано отделение переподготовки организаторов и методистов воспитательной работы. Здесь, под крылом у И. Иванова получит дальнейшее обоснование и теория, и методика, и практика творческого воспитания.

Важнейшей составной частью учебной базы центра должны стать площадки совместной практической подготовки и школьного актива и педагогов, воспитателей, вожатых. Периодически проводимые на областных, республиканских площадках сборы отличаются одной особенностью — это творческая деятельность и воспитателей и воспитанников одного и того же воспитательного учреждения. Опыт 60-х годов показал, что перестроить школу только сверху или только снизу — нельзя.

Лишь дружной, общей товарищеской заботой всех поколений в воспитательном облике школы можно что-то изменить кардинально.

Обучение в форме коммунарских сборов дополняется использованием других интенсивных методов влияния на профессиональные установки, на формирование нового опыта, в том числе и с помощью обучающих имитационных игр. На этих площадках могли бы развернуться со своими идеями и творчеством педагогические отряды студентов, школьников, молодых учителей, увлеченных, живущих по принципам коммунарских коллективов. К слову сказать, назрела необходимость помочь этим инициативным группам и в работе и в распространении их небольших открытий. Как сообщала «Учительская газета», только в нынешние каникулы подобные самодеятельные группы проводят сборы в двадцати городах.

Нельзя не заметить, что ведущей фигурой центра становится мастер. Сейчас трудно учесть все нюансы, связанные с его статусом, но будет вполне естественным, если руководитель творческой мастерской одновременно возглавляет или школу, или лабораторию, или руководит площадкой подготовки кадров. А может быть, совмещает и то, и другое, и третье.

Несколько замечаний по поводу управления центром.

Руководство центром осуществляют административный и общественный совет. Общественный совет заказывает и утверждает программу работы центра и через каждые два года на конференции принимает (или не принимает) отчет центра и его филиалов.

Важнейший принцип, который должен быть положен в основание организации центра: мастерские открываются только с появлением мастеров, а лаборатории — с появлением ученых, имеющих новые идеи и новые концепции или продуктивные подходы к методике воспитания. Именно так в свое время строилась большая наука, а потому и выходила на большие результаты. Не в отказе ли от этого принципа стоит искать просчеты педагогической науки, которая полагала, что главное — создавать системы. А то, что эти системы без идей и без новых решений, не имеет значения. Однако имеет. Определяющее значение.

В научно-практическом центре трудовые соглашения надо бы заключать только на два года, то есть на время выполнения госзаказа или хоздоговора. Вопрос о возобновлении трудового соглашения пусть решает совет научно-производственного центра.

В связи с тем, что кадровую основу центра должны составить люди, имеющие значимый педагогический опыт и талант, ставки заработной платы на всех уровнях центра следует определять не по научным званиям и защищенным диссертациям, а по реальному вкладу, по способностям и знаниям. На мой взгляд, это единственный способ решения и общеакадемических кадровых проблем: только так можно влить в НИИ новые силы из школы и из научной молодежи, работающей в смежных человековедческих науках.

Изложенный проект центра — это проект на перспективу, он должен воплощаться постепенно: из людей вырастают лаборатории, мастерские, площадки, а не наоборот. Конечно, это эксперимент, конечно, есть элемент риска. Но ведь без эксперимента, без риска ничего не перестроить.

Три с половиной часа продолжалась дискуссия. Говорили о том, что нельзя методику разрабатывать без теории — эта теория в трудах А. Макаренко, в работах И. Иванова, других советских педагогов. И о том, что сегодняшний день отличен от вчерашнего, в него с мерками 60-х годов не войдешь — дети не те, педагоги и общество — нужно создавать развивающуюся методику.

И. Никитин, секретарь ЦК ВЛКСМ, вполне определенно поддержал идею центра, говорил о возможной финансовой поддержке, о предоставлении комсомольских баз для мастерских, опытных площадок, о том, чтобы сделать «Орленок» филиалом будущего центра.

В заключение В. Шадриков сказал, что методика заслуживает внимания, что надо публиковать работы И. Иванова, что нужен спецкурс для пединститутов и педучилищ, что в АПН надо иметь лабораторию…

«А как же насчет идеи центра, — спросит читатель, — что же решили?».

Пока ничего не решили. Я подумал: как, выступая за решение проблемы, уйти от решения? Взять время на дополнительное изучение? Нет. Нужно побольше поговорить вокруг да около; не создавать рабочую комиссию, а создать очередной общественный совет из людей предельно занятых государственными делами; не назначать ни ответственных, ни конкретных исполнителей, ни сроков; ни в коем случаем никому не поручать доработать идеи и представить в письменном виде…

Но, с другой стороны, почему мы должны все ждать и ждать решений? Если идея служит практике перестройки, почему бы и управленцам не послужить идее? Общественное мнение — вот тот рычаг, который может сегодня многое сделать для перестройки педагогической науки во имя практики. Поэтому мы и обращаемся к читателю: оцените идею научно-практического центра творческого воспитания, выскажите свою позицию. Напишите.

(«Учительская газета», 26 марта 1988 года)



Оставить  комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:
Введите ответ:
captcha
[Обновить]
=